Главная

Зов сердца. Часть третья. На обломках любви

Основная публикация: Оридж "Зов сердца"

22.08.2016, 20:56
Пока спала я, жизнь была прекрасна;
Мне снилось: жизнь моя прекрасна.
Ах, пробудилась я напрасно.
То был лишь сон.
Эллен Стугрис Хупер.


Три дня напряженного ожидания превратили Анну почти в истеричку. За это время она не получила ни одной весточки от мужа и ни одного признака жизни от Сергея, тем более, что расстались они, обсыпав друг друга взаимными упреками. Она совсем не знала, что думать и до того уже извелась, что практически не понимала, зачем сегодня встала в пять утра, провела все физкультурно-косметические процедуры, оделась, как на парад, и накрасилась, словно на свидание, потому что на работу она не собиралась, так как был выходной.
В милицию Анна не заявила: боялась услышать звонок и вызов, когда ее позовут опознать тела.
Анна содрогнулась. Зная характер Коли, она вполне обоснованно могла предположить, какие последствия повлечет за собой бешеная ревность мужа.
как внезапный раскат грома в тишине, в квартире раздался оглушительный протяжный звонок. Женщина от неожиданности подпрыгнула. Пудреница выпала из рук. Аня растерянно взглянула на ковер - он был в розовых кусочках новой дорогой пудры.
Вся на нервах, Анна подошла к двери, борясь с желанием вместо этого выброситься с балкона. Поворачивая ручку замка, женщина не смогла сдержать дрожь. Последовавшие за этим действия были настолько стремительны и неожиданны, что если б не замок на двери спальни, это, вероятно, был бы последний день в жизни Анны.
Вломившийся в квартиру Николай был ужасен. Грязный, небритый, в порванной одежде, страшно пьяный. Заметив жену, он побагровел от злости, глаза налились кровью, пальцы сжались в кулаки. Анна отпрянула. В ту же секунду мужчина взревел, как чудовище, и набросился на жену. Руки почти сомкнулись на тонкой шее, как Анна, обретя наконец голос, завопила, словно сумасшедшая, и рванулась со всей силы прочь. Спасительная дверь с замком была всего в пяти шагах за спиной. Но посреди комнаты Анна споткнулась о кресло и кубарем полетела на книжный столик. Острая боль пронзила спину, будто ножом, но одновременно привела в чувство. С проворством дикой кошки женщина вскочила на ноги, чудом успев на десятую долю секунды избежать яростной хватки несущих разрушение рук. Захлопнув дверь, она с остервенением принялась заставлять ее мебелью. Когда баррикада была возведена, женщина без сил повалилась на кровать и в изнеможении сцепила зубы, чтобы не разреветься, как ребенок. Вспомнив, что накрашена, она в ярости стукнула кулаком по кровати, а по прошествии десяти минут попыталась прислушаться к шуму за дверью. На удивление, там было тихо. Аня встала и медленно направилась к нагромождению мебели у двери. Сняв стул и отодвинул кресло, она приставила глаз к замочной скважине. В пространстве, которое она увидела, никого не было. В зале по-прежнему стояла тишина.
"Не может быть, чтоб он так быстро успокоился", - мелькнуло у Анны.
Дыхание ее стало прерывистым, когда она дотронулась до ручки замка. Защелка тихо клацнула. На Анну повеяло сквозняком из открытого балкона. Женщина нерешительно переступила порог, опасаясь повторения ужасной сцены. На мгновение панический страх окутал ее с ног до головы и сердце бешено заколотилось. Тут же среди беспорядка в комнате взгляд наткнулся на мужа, беспомощно валявшегося на полу возле опрокинутого столика. Глубоко вздохнув, Анна справилась с эмоциями.
Она присела на корточки возле Коли и легонько похлопала его по щекам. Муж выглядел ужасно, его лицо было залито слезами. Припухшие веки чуть приоткрылись и из-под них вырвался такой бессмысленно-виноватый взгляд, что Ане стало противно. Она поняла, что теперь он ей уже ничего не сделает. Порывы бешенства, навеянного алкоголем и ревностью, уступили место его всегдашней вялой воле и слабохарактерности.
Теперь надо было действовать быстро и решительно, пока хватало сил. Затащив мужа в ванную, она стянула с него одежду и с ног до головы облила холодным душем. Это лишь наполовину привело Колю в чувство - он был беспробудно пьян. Вся в поту, Анна с трудом уложила его на кровать и с облегчением вздохнула, когда она захрапел.
Анну забила мелкая дрожь при взгляде на мужа. Он вызывал у нее настолько сильное отвращение, что хотелось убежать куда подальше. Она ненавидела его всей душой, потому что он отравил лучшие годы ее молодости, отобрал последние крупицы ее запретного счастья, хоть это она сама во всем виновата. Ведь никто не заставлял ее выходить за него замуж, она сама предпочла многочисленные выгоды, которые сулил эй этот брак, порывам своего сердца.
Женщина до крови прикусила губу и вихрем вылетела на улицу. Моросил мелкий дождь, воздух пропах сыростью, и ветер пытался сорвать тонкую куртку с одинокой прохожей. На душе у нее было так же одиноко и пронзительно сыро. Сердце ныло тупой болью, болью за любимым, которого она уже наверняка не встретит. Она брела, опустив голову, изящными ботиночками отшвыривая мокрые листья под ногами.
Парк, как и улицы, тоже пустовал в это время и был таким же сырым, как и все вокруг.
Женщина опустилась на скамейку. Неимоверно хотелось плакать. Ветер завывал в полуосыпавшейся листве. Эти звуки прорывались в опустошенное сознание, словно плач души и порванного на кусочки сердца.
Анна бесцельно побрела дальше. Все те же листья под ногами - больше она ничего не видела.
Где-то вдалеке на скамейке видел такой же одинокий прохожий, опустивший голову на руки. Аня прошла мимо, ей все было безразлично. Шорох позади остался незамеченным ею, но Анна повернула голову, повинуясь неожиданному порыву. Лучше бы она этого не делала! Ресницы ее и губы задрожали, и она рванулась прочь. Мокрые листья и ветер мешали бежать. Дыхание перехватило, комок в горле уже вырывался наружу слезами. Мелкие капли дождя били по лицу, смешиваясь с соленой водой.
Анна закричала - чьи-то сильные руки схватили ее за плечи в тот миг, когда она готова была упасть на грязный асфальт, повернули лицом и прижали к горячей груди. Это стало последней каплей - более не сдерживаясь, женщина расплакалась, в ответном порыве прижимаясь к успокаивающему теплу мужского тела, чувствуя знакомый запах, от которого кружилась голова. Захлебываясь слезами, Анна шептала его имя - единственного человека, которого она когда-либо любила. Опять он был здесь, опять он ее обнимал, и все это казалось невероятным, нереальным сном…
- Ш-ш.., - убаюкивал он ее. - Я не могу видеть, как ты плачешь.
- Я не могу так больше, - всхлипнула Аня. - Если б ты знал, он меня чуть не убил! - Она снова зарыдала. - Я не выдерживаю! Сереженька! Я не могу так жить, у меня нет сил… Оставь меня! Оставь меня в покое!
Она оттолкнулась он него, прижала ладонь к губам и, развернувшись, пошла дальше. Затем шаг ее ускорился.
- Анна! - крикнул Сергей. - Подожди! Давай поговорим.
- Нам не о чем говорить. Все кончено! Давно.
Он в два шага догнал ее и взял за руку.
- Посмотри на меня, - совсем тихо приказал он, - посмотри мне в глаза и скажи, что все кончено.
- Нет, - она покачала головой. - Это бессмысленно. Я не хочу ни о чем говорить.
Он молчал, все так же держа ее за руку.
- Пусти.
- Нет.
- Пусти! Слышишь!
Анна метнула в него злой взгляд… и не смогла отвести глаз. Она любила его больше жизни!
- Ты сведешь меня с ума… - еле слышно пробормотали ее губы.
Она сама шагнула в его объятия. Теплые руки согрели замерзшее тело и душу. Губы слились в томительном поцелуе, доводящем до исступления.
- Это безумие… перестань… - задыхалась Анна.
- Нет… Я хочу тебя… сейчас…
- Сумасшедший!
Оба тяжело дышали, сердца колотились.
- Давай уедем, - хрипло сказал Сергей, - сбежим от них куда-нибудь далеко, вдвоем.
Анна с испугом посмотрела на него.
- Ты это о чем?
- Я предлагаю тебе уехать вдвоем - только ты и я.
Она отступила на шаг назад.
- Ты что, с ума сошел? - она отрицательно замотала головой.
- Но я не могу без тебя! - в отчаянии вскричал он.
Женщина отшатнулась. Как давно сердце ее жаждало услышать эти слова, но сейчас они почему-то испугали ее.
- Я не верю. Я… я не могу тебе верить. Слишком часто ты мне лгал.
- Но сейчас я говорю правду.
- Все равно. Ты прекрасно знаешь, что это невозможно. Нет. Ты просто не в своем уме и не понимаешь, что говоришь.
Сергей приблизился к ней.
- Это правда - ты нужна мне. Поверь, - тихо сказал он.
- Это не имеет значения, потому что я все равно никогда не соглашусь.
Но, видит Бог, она была на грани того, чтобы сдаться и с головой броситься в это сумасшествие. Тот рай, который она увидела, на мгновение закрыв глаза, притягивал ее своим дьявольским очарованием, будто бабочку к огню. Именно в этот момент она была готова потерять над собой контроль, обжечь крылья и сгореть в адском, но не райском, пламени…
- Почему?
Вопрос Сергея вывел ее из состояния нереальности, в котором она находилась всего лишь сотые доли секунды, хотя ей показалось, что там она прожила целую жизнь.
Анна мучительно напрягла ум, придумывая хоть какую-нибудь более-менее правдоподобную ложь.
- Я замужем, у меня есть муж, а у тебя жена.
Мужчина плотно сжал губы.
- Ну и что? Несмотря на это мы были вместе. Тем более ты его не любишь и я ее не люблю.
- Но меня ты тоже не любишь! - выкрикнула Анна, бледнея.
Сергей весь напрягся, мучительно борясь с собой.
- А если бы любил? - наконец выдавил он.
Анна быстро замотала головой.
- Мне не нужна твоя любовь. Из-за тебя… Это такая мука!
Слова в голове путались, но все же она успела сообразить, какую глупость сказала, ведь больше всего в мире она хотела его любви. И вот он преподносил ее на тарелочке, а она обеими руками отталкивала ее. Как смешно и глупо устроен этот мир! Анна лихорадочно думала, что еще возразить.
- Ты столько боли мне причинил, из-за тебя вся моя жизнь пошла под откос… Я не могу все бросить и не хочу!
- Врешь! - Как отрезал, выпалил Сергей. Его лицо с каждой секундой становилось все бледнее. - Я знаю, ты ко мне небезразлична, я тебе нравлюсь. Ты не можешь отказаться!
- Да что ты вообще обо мне знаешь? Ты мне не нужен!
Сергей из белого превратился в мертвенно-бледного.
- Ты сам виноват в том, что так происходит, - со злостью бросила Аня, отводя взгляд и не будучи способной смотреть на его муки. - Если бы ты думал так намного раньше, все было бы по-другому, все! А теперь уже слишком поздно.
- Нет, не поздно. Я еще раз прошу: давай уедем и начнем все с начала.
- Нет!
- Ну почему? ПОЧЕМУ?
Он не переставал задавать этот вопрос, доводя женщину до отчаяния. Ей безумно хотелось плакать, она не понимала, что происходит, мир рушился, затягивая ее вместе с собой в пучину… Но ответ пришел внезапно, как прозрение.
- У тебя есть сын. Твой сын, которого ты не можешь бросить так, как свою жену.
Сергей застыл, словно от удара.
- Ты намеренно причиняешь мне такую боль.
- Я просто привожу тебя в сознание, чтобы ты одумался.
Он молчал, стоя с опущенными веками. Она не знала, что делается сейчас в его душе, но у нее разрывалось сердце при виде человека, мучительно боровшегося с самим собой. Однако ей тоже было не намного легче. Она и представить себе не могла, что бывают такие жестокие, невыносимые страдания. Все тело ныло, как от пыток, а душа еще сильнее. Хотелось умереть тут же и не знать конца этой истории. Хотя… это и был конец.
Анна сделала два шага назад, бессильно сдав руки в кулаки. Потом развернулась и побежала прочь, дальше от этого мужчины, дальше от этого лица, этих прикрытых с горечью век, дальше от самой себя. Ибо еще секунда - и она осталась бы здесь навеки…
Вдруг послышался замирающий в вышине крик ее имени. Она лишь на мгновение остановилась, тряхнула волосами и скрылась за поворотом.
***
Коля храпел беспробудным сном, но стук захлопнувшейся двери заставил его проснуться. Жена вернулась домой. Попытавшись подняться, он тут же рухнул обратно и застонал от невыносимой головной боли.
Анна вошла в спальню уже со стаканом воды и аспирином в руках. Не глядя на мужа, она поставила все это на тумбочку возле кровати. Коля, напротив, пожирал Анну глазами: волосы были растрепаны, помады на губах не осталось, а тушь слегка потекла.
- Где ты была? - прохрипел он.
Женщина вздрогнула, но не обернулась.
- На улице дождь, - прошептала она. Через пару минут напряженного молчания добавила: - Коля, нам надо поговорить. Серьезно.
- Я не дам тебе развода, - без всякой причины выкрикнул он.
- Господи! - Анну забила мелкая дрожь. - Ты ненормальный! Разве после всего этого ты еще хочешь со мной жить? Мне трудно поверить, что ты можешь меня простить.
Коля залпом глотнул воду и таблетку и мрачно уставился на жену.
- Никто не говорит, что я тебя прощаю. Тебе нет прощения, - от этих слов у Ани мурашки побежали по коже. - Мне просто хочется знать, почему ты это сделала?
Уже минут десять Анну трясла противная дрожь, поэтому она не сразу поняла вопрос.
- Я спрашиваю, почему?
- Так ли уж это теперь важно? - голосом уставшим и полным отчаяния ответила женщина. - Лучше я не буду тебе говорить.
- Нет, будешь!
От злости Коля вскочил, но снова застонал и повалился на подушки.
- Я ничего не буду тебе объяснять, - тихо, но твердо отрезала Анна. - Делай, что хочешь: прогоняй меня, разводись, побей - мне все равно. Но ты ничего не добьешься, лишь искалечишь жизнь себе и мне. Могу сказать только одно: мое возвращение сюда стоило мне больше, чем все блага жизни вместе взятые. Ты мог меня больше не увидеть, я вернулась из-за тебя. Я хочу, чтобы ты знал это. Тебе решать, как посту…
Анна внезапно замолчала. Будто что-то кольнуло ей в сердце. Ей показалось, что душа сейчас разлетится на куски. Дыхание сперло, и несколько минут она недоумевала, что с ней происходит. Женщина схватилась рукой за горло. Бешеный пульс привел ее в чувство.
- Что случилось? - обеспокоенно спросил Коля.
Игнорируя вопрос, Анна выбежала на балкон. Дождь ледяными струями хлестнул ее по лицу. Одно имя неслышно слетело с губ. По щекам потекли серые дорожки от краски, смешиваясь со слезами. А она все шептала его имя, непонятно почему все время возникавшее в голове и превращавшееся в одно только слово…
Ресницы ее опустились, и все вокруг погрузилось в черную пелену.
***
После мучительно долгого разговора, не давшего ни ему, ни ей никаких конкретных ответов, они помирились.
На весь последующий день Анна впала в состояние, подобное прострации. Супруги друг с другом не разговаривали, каждый ходил погруженный в свои мысли. Лишь Коля время от времени поглядывал на жену, беспокоясь о ее психическом здоровье. Основания для опасений были довольно серьезные. Анна целый день не отходила от окна, будто пыталась высмотреть что-то в серых тучах, нависших над землей. Бессмысленно-задумчивый взгляд бродил по одиноким прохожим, темным окнам, грязным стенам домов, сырому асфальту, непроницаемым облакам, таившим в себе угрозу бесконечных ливней.
В воздухе, напоенным предчувствием дождя, она видела его лицо, чувствовала его прикосновения, ловила неуловимый взгляд. Мираж. Мир иллюзий. В нем существовали только они. В реальности не было больше ничего. Как пережить это, она не знала…
Резкий звонок телефона не прервал ничьих мыслей. Все оставалось по-прежнему, пока Анна машинально не сняла трубку. В ту же секунду лицо ее изменилось до неузнаваемости - прерывающийся голос бабушки Виталика Липницкого сообщал, что мальчик в школу не придет из-за постигшей семью трагедии. Две минуты она молча слушала, словно остолбенев, затем дернулась, как ужаленная, зажмурилась, и трубка выпала из руки. Когда Коля поднес ее к уху, там были одни гудки.
- Что случилось? - повелительно спросил он. - Кто звонил?
Аня сжалась он боли в запястьях, которую причинил грубым движением муж.
- Оставь меня, - прохрипела она впервые за весь день.
- Я тебя спрашиваю!
Анна молча приходила в сознание от пережитого потрясения, о котором муж ничего не знал, и тут ее глаза испуганно уставились на него. Она с ловкостью, на какую была способна обессиленная женщина, вырвалась из цепких рук Николая, схватила куртку и вылетела на улицу.
***
В больнице было пусто и неуютно. Запах лекарств вызвал у Анны тошноту. Усилием воли она взяла себя в руки. Сейчас меньше всего следовало поддаваться панике, которая овладевала ею все больше.
Женщина глубоко вздохнула и подошла к регистратуре. Сидевшая за перегородкой дама бальзаковского возраста с жирными волосами и узкой полоской губ весьма неприятно подействовала на Анну своим видом.
- Вы не подскажете, как пройти в отделение реанимации? Мне сказали: сюда несколько часов назад привезли человека, попавшего в автомобильную аварию, - голос вибрировал, как натянутая струна.
Толстуха с недоверием посмотрела на пришедшую.
- Да, привезли. Второй этаж направо, в конце коридора. Ждите там в приемном покое.
- Спасибо, - она уже была на лестнице.
Подойдя к стеклянным дверям отделения, Анна остановилась. Там стояла Жанна, разговаривая с врачом в операционном халате. Все внутри у нее похолодело. Не может быть, чтобы она опоздала! Нет! Он должен жить!
Анна заметила, что Жанна отвернулась, скрывая слезы.
Что же делать? Она не может туда зайти, когда его жена там. Но она ведь сойдет с ума, если не узнает, что с ним.
К врачу подошла медсестра и куда-то увела убитую горем женщину. Вот ее шанс! Аня решительно сжала губы и вошла. Врач обернулся. Она автоматически поздоровалась.
- Вы что-то хотели? Посетителям здесь нельзя находиться, - устало проговорил доктор.
Анна растерялась, метнулась в сторону, нервы были натянуты до предела. Она попыталась заговорить, но не смогла отчетливо промолвить ни слова.
- Вы по поводу Липницкого?
Анна лишь кивнула.
- Кто вы ему будете?
- Я… я сестра, - прямо, как в "мыльной опере" какой-то, промелькнула дурацкая мысль. - Скажите, ради Бога, что с ним?
- Черепно-мозговая травма, перелом позвоночника, множественные ушибы - все, как обычно бывает в автокатастрофах, - будничным голосом отчитался врач. - Ему еще повезло, что он вообще остался жив. Хотя… - он сделал паузу, от которой Ане стало жутко, - увы, мы сделали все, что могли.
- Но он будет жить?!
- Ничего обещать не могу. Если продержится до утра, то будет.
До Анны с трудом доходили слова хирурга. Наконец, она подняла на него отрешенный взгляд.
"Я ведь так и не сказала, что люблю его."
- Можно хотя бы взглянуть на него? - еле слышно прошептала она.
- Сейчас в палате жена пациента. Подождите, когда она выйдет, потом можете зайти попрощаться.
Сердце женщины заледенело от этих беспощадных слов. Однако у нее хватило мужества пробормотать:
- Нет, нет. Я не вынесу. Разрешите мне всего лишь заглянуть на секунду - и я сразу же уйду.
Врач колебался. Но, увидев написанное на лице женщины отчаяние, все-таки позволил.
- Можете подойти к окну с другой стороны палаты. Через пять минут, я надеюсь, вас здесь не будет.
Анна быстро закивала вслед удалявшемуся врачу.
… Палата показалась женщине камерой для заключенного. Жанна сидела рядом с койкой, на которой лежал ОН, и держала его за руку. Приборы вокруг четко отмечали последние штрихи жизни.
Аня прислонилась лбом к стеклу. Неподвижный взгляд впился в такое же неподвижное тело. Она не могла оторвать от него глаз, словно пытаясь перенести на него свою энергию, отдать свою жизнь. Что бы она сейчас не сделала, чтобы поменяться с ним местами! Господи, почему? Это несправедливо! Она сейчас должна быть там, лежать под капельницей, а не он. Она заслужила эту участь. Он должен жить!
Она до боли сжала руки в кулаки. Зачем все так? Мир словно перевернулся с ног на голову теперь, когда единственный человек, которого она когда-либо любила, стоял на пороге смерти.
Смерть… Как ужасно звучит это слово…
А он был такой бледный, с кровоподтеками на лице. Она будто впитывала в себя всю ту боль, что окутала его тело, так, будто бы это могло вернуть его к жизни. Но судьба настигла его. И это наказание за запретный плод недозволенного счастья стало для Анны мукой, во сто крат более сильной.
Больше она никогда не увидит щемящей сердце улыбки, не услышит глубокого голоса, от которого мурашки бегали по коже; никогда не встретится с глазами цвета сапфира, взгляд которых завораживал раз и навсегда. Никогда… Как страшно…
Комок слез застрял в горле и душил, душил…
- Не умирай, - говорили ее губы, - живи, любимый, борись! Не умирай, иначе я умру вместе с тобой. Не оставляй меня одну. Господи, спаси его!
Вдруг сердце Анны подпрыгнуло - губы его зашевелились, а глаза приоткрылись. Жанна вскочила и склонилась над мужем, обливая его слезами. Анна замерла, не смея шелохнуться. Ей показалось, что он смотрит на нее и губы что-то шепчут для нее. Или жестокая шутка воспаленного воображения? Анна всем телом приникла к окну. Как бы она хотела оказаться сейчас на месте Жанны, чтобы держать его руку, гладить его лицо… В тот же миг она поймала его взгляд - и линия на экране превратилась в прямую.
Будто мир рухнул вокруг, все разбилось вдребезги, лишь только бесконечный звук прибора, отмечавшего когда-то сердцебиение, был единственным живым звеном, звеном цепи, связывавшей потусторонний мир с реальностью.
Безумный крик прорезал застывший воздух. Жанна резко обернулась, но успела заметить только мелькнувшую тень. Хлопнула дверь в отделении - и все затихло.
Женщина, выбежавшая из здания горбольницы, помчалась по улице под проливным дождем, не разбирая дороги. Ледяные нити били ее по лицу, забирая последние крохи тепла, последние остатки жизни, любви…
Она прислонилась к мокрой стене. Все вокруг заливалось дождем, как слезами, но глаза ее были сухи. Вот он - безусловный конец красивой и жестокой сказки.
Медленно, тяжело Анна опустила веки, позволяя воде и холоду пробрать ее насквозь. А где-то в дальнем уголке разбитой души ливень затушил крохотный тлевший уголек последней безумной надежды.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 164
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика
Яндекс.Метрика