Главная

"Танго с врагом". Глава 19. Танец на все времена

Основная публикация:

08.10.2017, 17:43
Машина аккуратно притормозила, выбив несколько камушек гравия из-под колес. Хлопнула дверца. В ответ раздался заливистый собачий лай, и молодую женщину едва не сбила с ног рыжая овчарка.

- Рик, проказник, – Елена потрепала пса по загривку, – как ты тут?

Тот облизал приласкавшую его руку и завилял хвостом.

- Простите, простите… – Из-за угла показалась запыхавшаяся немолодая женщина, которая не поспевала за животным. – Он не укусил вас?

- Нет, все в порядке. Здравствуйте, Джина.

Схватив Рика за поводок, та недоумевающе посмотрела на гостью.

- Мисс?..

- Вы меня не помните, наверное. Я Елена.

Джина не проявляла признаков узнавания.

Присмотревшись повнимательней, Елена заметила углубившиеся складки на лице экономки, отражавшие горести и переживания, выпавшие на ее долю за последнее время. Стало больше седых волос, и фигура потеряла былую пышность. Отсутствие белоснежного фартука подтвердило первоначальную догадку Елены: Джина больше не служила в доме Сальваторе.

- Извините, мисс, этого больше не повторится, - пробормотала Джина. – Не могу удержать… Все время рвется сюда. Идем, негодник!

Она потащила упирающегося пса прочь.

- Погодите!

Рик ни в какую не желал покидать привычное место обитания и все-таки вынудил свою хозяйку остановиться.

Елена в нерешительности замерла. Она не ожидала здесь кого-то увидеть и теперь не знала, как быть дальше. На самом деле она вообще не понимала, что привело ее в особняк. Просто в какой-то момент осознала, что пока длится процедура переоформления документов, это поместье принадлежит ей – Елене Гилберт. И непреодолимое желание наведаться сюда настигло так же неожиданно, как и острая тоска, причины которой она пока не смогла определить.

- Погодите, Джина! – крикнула снова Елена. – Я… знакомая Деймона Сальваторе.

- Мистер Деймон… - В уголках морщинистых глаз заблестели слезы. – Как он там? Я так давно его не видела, с тех пор, как…

- Уверена, с ним все в порядке, - заверила гостья. – Главное, что он уже на свободе.

- О, слава Иисусу! Бедный мой мальчик, он столько всего пережил.

- Скажите, Джина, - они прогуливались по гравиевой дорожке вдоль дома, - вы часто здесь бываете?

Бывшая экономка на минуту остановилась, чтобы отпустить с поводка рвущегося на волю Рика, и пристально взглянула на Елену.

- Я вспомнила вас, мисс.

Елена слегка покраснела, а Джина печально улыбнулась.

- Вы и правда единственная девушка, кого он сюда привел, в свое родовое гнездо. Вот только после этого все пошло наперекосяк.
- Мне очень жаль.

- Так бывает, милая. Мистер Деймон очень хороший человек, хоть характер у него и не подарок. Он всегда был добр ко мне. Подарил гостевой домик неподалеку, чтобы в случае чего я всегда могла присмотреть за особняком и Риком. Там и живем. Мистер Тайлер, - женщина неодобрительно поджала губы, - едва не перевернул здесь все вверх дном, когда получил полное право… Неправильно все это, нехорошо.

Хоть это теперь мало ее касалось, но Елена была с ней согласна, а потому поспешила успокоить Джину:

- Не волнуйтесь, скоро поместье вернется к мистеру Сальваторе. А пока, если позволите, я немного прогуляюсь. Здесь очень красиво.

- Конечно, мисс, если мистер Тайлер не против, - в голосе Джины сквозили сомнение и страх.

- Мистер Тайлер больше не является владельцем дома. Он продал его с аукциона, чтобы погасить свои долги.

Бывшая экономка в ужасе ахнула:
- Что же теперь будет?

- Возвращайтесь к себе, Джина, - твердо сказала Елена, вставляя ключ в замочную скважину массивной двери дома, - и ни о чем не переживайте.

Заметив манипуляции гостьи, Джина покачала головой, но ослушаться и надоедать, очевидно, новой хозяйке не посмела.
- До свидания, мисс.

- Всего доброго.

Внутри просторного особняка было темно и пахло пылью. Довольно долгое время здесь никто не убирал и не проветривал помещение. Мебель была покрыта белыми чехлами, а окна плотно занавешены тяжелыми портьерами. Даже ковры, бывшие одними из дорогих украшений, свернуты в рулоны и свалены кучей в углу.

Каждый шаг Елены по деревянному паркету отдавался глухим эхом, которое будило мучительные воспоминания о лучшем дне в жизни молодой женщины. Она застыла у камина, глядя в черную пустоту холодного очага. Именно здесь ОН впервые поцеловал ее. Сердце забилось чаще, разгоняя кровь по венам, напоминая телу о томительных и прекрасных ощущениях, испытанных в объятиях лучшего из мужчин…

Елена тряхнула головой, пытаясь прийти в себя. Что она здесь делает? Зачем приехала сюда? Чтобы мучить свое сердце?

Душа заныла и рванула к тому, кто находился за сотню километров. В полумраке безлюдной комнаты это желание уже не казалось таким безумным, как при свете дня. Чувства, подаренные Деймоном, продолжали жить внутри нее, и теперь, когда почти не осталось преград между ними, требовали выхода.

Звонок мобильного оглушительно разорвал тишину. Взглянув на экран, Елена сбросила вызов. Время предаваться воспоминаниям закончилось, и несколько свободных часов, которые она решила потратить на поездку, прошли. Работа ждать не будет, особенно сейчас, когда компания снова лишилась одного из главных менеджеров. Несмотря на заговоры, что строила Труди, свою работу она выполняла на отлично и очень помогла Елене в сложные времена. Теперь гендиректору снова придется искать умелого помощника, разбирающегося в тонкостях большого бизнеса.

Вспомнив о бывшей подруге, Елена расстроилась. Детектив Стивенсон действительно нашел миссис Питерсон в доме родителей мужа. При аресте она, разумеется, все отрицала, пыталась свалить вину не только на Кэтрин, но даже на Елену, однако это не помогло. Сообщники, чтобы хоть как-то оправдать себя и спасти собственные шкуры, сделали ее единолично виновной в убийстве.

Была перевернута очередная страница в судьбе Елены Гилберт, в результате чего стало решение больше никого не впускать в свою жизнь, чтобы не испытывать боль. Слишком много боли, она от нее устала.
***

За рулем авто Елена почувствовала себя уверенней, набрала номер и включила громкую связь:
- Мистер Порк?

- Документы готовы, мисс Гилберт. Требуется лишь передать их новому владельцу и поставить ваши подписи.
- Отлично, я скоро буду.

Однако боевой настрой Елены к моменту, когда она держала в руках заветные бумаги, сошел на нет. Оказалось, что никто не знает адреса Деймона Сальваторе. От мысли позвонить ему Елена отказалась сразу. Реакцию гордого мужчины было несложно представить. Он скорее будет жить в мотеле, чем позволит себе принять такой щедрый подарок, пусть даже тот и принадлежит ему по праву.

Поставив свою размашистую подпись, Елена захлопнула папку.
- Спасибо, мистер Порк, дальше я сама.

Насколько сильно Елена надеялась увидеть Деймона, она и сама не понимала, пока не переступила порог хорошо знакомого торгово-развлекательного центра. А на подступах к ледовой арене волнение окончательно захватило ее. С Сальваторе они расстались не на хорошей ноте, и Елена боялась того, как он сейчас воспримет ее появление.

"Спокойно, это всего лишь деловая встреча", – внушала себе мисс Гилберт, однако помогло мало. Не получалось у нее видеть в Деймоне только делового партнера.

Она не ошиблась. Он скользил среди детишек так естественно, словно только этим и занимался всю жизнь. Они ловили указания тренера, открыв рты, и беспрекословно подчинялись.

Елена сглотнула. Деймон был невероятно прекрасен, несмотря на растрепанные волосы, тренировочный костюм и полное отсутствие привычного лоска. На заросшем щетиной лице сияла улыбка, какой Елена никогда доселе не видела. Он был счастлив находиться здесь, поняла она. И засомневалась, стоит ли вообще озвучивать предложение, которое приготовила для него.

Присев на последний ряд, Елена залюбовалась плавными движениями, гибкостью и силой, сквозившей в каждом взмахе ноги, каждом повороте туловища. Невозможно поверить, что когда-то этот человек казался ей беспринципным, самоуверенным наглецом, готовым уложить в постель первую попавшуюся красотку.

Внезапно сердце забилось чаще. Ее увидели. Деймон что-то сказал старшему из детей, и тот скомандовал остальным отрабатывать какое-то движение. Тренер в это время направился к бортику и поманил Елену рукой. Той ничего не оставалось, как запрятать свои сомнения поглубже и спуститься вниз.

- Елена?
- Деймон.

Они остановились, разделенные лишь перегородкой. Он ждал, когда она первая начнет разговор, а она не находила нужных слов.

Прочистив горло, Елена протянула папку:
- Нужна твоя подпись.

- Зачем? – коротко бросил Деймон, даже не взглянув на документы. По его потемневшему лицу она догадалась, что он ожидал услышать вовсе не это.

- Хочу вернуть тебе твою собственность.

- Я не могу это принять.
- Глупости! – отмахнулась Елена. – Не будь так упрям. Особняк принадлежит тебе по праву.

- Верно. И когда-нибудь я верну его, но не так.

- Деймон, ты ставишь меня в неловкое положение. Пожалуйста, распишись – и забудем об этом.

Он покачал головой, хотя сделать ему хотелось совсем другое.
- Догадываюсь, сколько сил и средств ты потратила на то, чтобы успеть выкупить его на аукционе, и я клянусь, что отдам тебе все до последнего цента, однако для этого мне потребуется какое-то время. Так что прости, но сейчас он твой.

Сжав губы в тонкую складку, он оттолкнулся коньком ото льда, собираясь вернуться к ученикам.

Но от Елены не так-то просто было отделаться.
- И сколько же, по-твоему, тебе потребуется времени, чтобы вернуть мне все, что ты задолжал? Сомневаюсь, что на зарплату детского тренера можно выкупить дом, даже если будешь работать сто лет без перерыва.

Слова прозвучали жестко и ранили гордость мужчины.
- Это не твоя забота, - отрезал он. – Я всегда возвращаю свои долги. – И направился в центр катка.

Мысленно Елена обозвала себя парочкой нелицеприятных эпитетов. Что ж, он упрям, но она еще упрямее. Настойчивость и уверенность в собственной правоте – качества, без которых не выживешь в мире, где вращаются большие деньги, и как раз этого Елене было не занимать. Она ушла с арены, но вернулась буквально через десять минут.

Коленки дрожали от страха, а сердце колотилось, точно сумасшедшее, но Елена ступила на лед. Ноги предательски разъехались в разные стороны, вынуждая Елену ухватиться за бортик. Восстановив равновесие, она с грацией бегемота двинулась вдоль ограждения. Вернувшийся к ученикам Деймон исподтишка наблюдал за ее действиями. Упорство Елены позабавило его, однако так просто и он не собирался сдаваться. Что бы она ни делала, она не сможет уговорить его принять особняк в подарок. Хотя душа его болела о потерянном наследстве.

- Эй, мисс, - крикнула высокая девушка, занимавшаяся с другой группой детей постарше, - вам сюда нельзя. Сейчас тренировки.

- Все в порядке, Сэнди, - откликнулся Деймон, - спасибо. Я присмотрю за ней.

Сэнди осуждающе покачала головой, но при этом понимающе улыбнулась, более не обращая внимания на странную парочку.

- Что ты делаешь? – спросил Деймон, проезжая мимо за руку с девочкой, удивительно напоминающей саму Елену. – Грейс, туловище слегка вперед, колени чуть согни, вот так… молодец.

Елена с завистью смотрела им вслед, мечтая, чтобы он ЕЕ держал за руку.

- У меня к тебе деловое предложение, - крикнула она и бросила опору.

По инерции тело поехало вперед. Воодушевленная, Елена попыталась оттолкнуться ногой и… потеряла равновесие. Размахивая руками, упала на лед и больно ударилась.

Деймон, разрываясь между детьми и непрошенной визитершей, бросился к последней.

- Черт! Елена! Что ты творишь?

Пряча гримасу боли, она ухватилась за предложенную руку.

- Говорю же – у меня к тебе деловое предложение, - сдавленно пробормотала она, поскольку воздух не до конца наполнил легкие.

- Я не вернусь в компанию, если ты об этом, - сурово произнес Деймон, помогая подняться горе-фигуристке.

- Я хочу нанять тебя в качестве тренера.

Елена вцепилась в любезно подставленные широкие плечи. Подняв голову, чтобы увидеть реакцию на свои слова, она утонула в серо-голубых глазах.

- Что?! Ты головой ударилась? – Деймон принялся ощупывать ее голову на предмет повреждений, невольно зарываясь пальцами в шелковистые волосы. На секунду он утратил контроль и глубоко втянул воздух, наслаждаясь знакомым запахом.

- Хочу, чтобы ты учил меня фигурному катанию, был моим персональным тренером, - выпалила Елена и уткнулась носом в его плечо. В ушах у нее стучало от волнения, а ладони вспотели.

Она ощутила, как горячие пальцы коснулись ее лица, а потом заставили поднять подбородок.
- Ты не шутишь?

Деймон, слегка сощурившись, изучал лицо Елены, ее покрасневшие щеки, влажный взгляд, приоткрытые от волнения губы.
- Серьезна как никогда.

- Мои услуги дорого стоят.

- Уверена, мы сможем договориться, - голос Елены сорвался на шепот, ибо между их лицами почти не осталось расстояния.

- Я очень суровый тренер, - хрипло сказал Деймон, вплотную приблизившись к ее губам.
- Я буду прилежной ученицей, обеща…

Вдруг завизжали дети и раздались аплодисменты.

Елена не поняла, что произошло, - она тонула в поцелуе, словно падала в теплое мягкое озеро блаженства.

Едва не застонав, она оторвалась от Деймона и в ужасе оглянулась по сторонам: вокруг были улыбающиеся лица и смеющиеся глаза дико довольных ребятишек, которые неожиданно оказались свидетелями пикантной сцены.

- Ты сводишь меня с ума, - прошептал Деймон, - и срываешь тренировку.
- Прости.

Елена попыталась отодвинуться от него, но он взял ее за запястья:
- Погоди, а то снова упадешь на потеху моим ученикам. Я помогу. – И уже возле самого выхода добавил: - Я буду свободен через полчаса, мы сможем обсудить условия твоих… гм… занятий. – Елена улыбнулась. – Но не думай, что так легко смогла уделать меня.

Елена лишь пристально взглянула в глаза, в уголках которых расходились лучики-морщинки, и промолчала. Пускай сейчас последнее слово остается за ним, она не против. Главное, что теперь они будут вынуждены проводить свободное время вместе, и у нее появится шанс уговорить его принять ее дар.

Освободившись от коньков, Елена сделала несколько звонков, отменяя все на сегодня встречи. Почему-то она была уверена, что ей не хватит оставшегося дня, чтобы обо всем договориться со своим тренером.

Безумная идея. Вовсе не такими методами Елена привыкла добиваться цели. Но, похоже, сейчас у нее не было иных путей, чтобы привлечь внимание Деймона. Сидя в кафе неподалеку, она лениво размышляла о том, почему в последний момент поменяла свое решение, едва увидела Сальваторе с детьми. И в результате оказалась права – он категорически отказался возвращаться в "Техносити", а ей любой ценой нужно было заполучить его. Та пропасть, что разверзлась между ними после ужасных событий минувших лет, до сего дня казалась непреодолимой. А поцелуй, перед которым они оба не смогли устоять, показал, что Елена на верном пути.

А потом... Это было так странно – ощутить его присутствие еще до того, как он появился, боковым зрением увидеть высокий силуэт, промелькнувший в проеме двери. И именно в тот миг Елена отчетливо поняла, что любит его. Это не было какой-то всеохватывающей страстью, внезапно нахлынувшей, как пишут обычно в книгах. Нет. Всего лишь миг озарения – и все. Ни удивления, ни самокопания. Просто факт. И она приняла его безусловно. Как и мысль, что это единственный мужчина в мире, к кому она испытывала нечто подобное.

Мужские руки легли на хрупкие плечи, несильно сжав их.
- Привет, - прошелестело над самым ухом.

Поддавшись порыву, Елена повернула голову и запечатлела поцелуй на тыльной стороне ладони.

- Ну что ж, - Деймон присел напротив; в глазах плясали бесенята, - обсудим условия контракта?
- У меня его нет.

- Не похоже на тебя. Ты ведь всегда все продумываешь заранее, рассчитываешь на несколько шагов вперед.
- Верно. И так было до тех пор, пока я не встретила тебя.

Черная бровь взлетела вверх, выражая удивление.

- Я был уверен, что ты равнодушна к моим чарам.

- Так и есть… было… - Елена прикрыла веки. – Но сейчас речь не об этом. Свободного времени у меня мало, поэтому…

- Для того чтобы научиться сносно владеть коньком, - перебил Деймон, - требуется как минимум двухчасовые тренировки три раза в неделю.

Елену охватило сомнение. Даже не будучи компетентной в спорте, она заподозрила, что для уровня любителя это многовато.

- Вряд ли я смогу выкраивать столько времени.
- Тогда не вижу смысла даже браться.

- Ты забываешься, Деймон. Здесь я ставлю условия.
- Неужели? – Он перегнулся через стол. – Тогда всего доброго, мисс Гилберт.

Ну почему мужчины порой бывают так несносны?
Он уже встал, закинув спортивную сумку на плечо.

- Деймон, стой! - Он замер спиной к ней. – Ты прекрасно знаешь, насколько плотный у меня график. Тем более, я же не собираюсь становиться профессиональной фигуристкой.

Сумка с глухим стуком упала на пол. В кафе почти не было посетителей, говорить можно было свободно.

- Чего ты хочешь, Елена? Чего ты действительно хочешь?

Она тоже поднялась.

Выложить как на духу всю правду – не вариант. Вряд ли Деймон оценит ее искренность. Осознанное чувство к нему было прекрасно, но Елена решила спрятать его в глубине сердца и лелеять, как самую главную драгоценность. Да и стать предметом насмешек не хотелось. Снова заводить разговор о поместье – значило сделать несколько шагов назад в едва начавших налаживаться отношениях.

Поэтому Елена молчала и смотрела в невероятные глаза напротив. Она впитывала в себя каждую частичку эмоций в них, которые могла прочесть. Наверняка в этот момент она выглядела глупо, но ей было все равно.

Деймон покачал головой и сделал шаг вперед:
- Елена, Елена… Почему ты боишься?

Вопрос оказался неожиданным.
- Вовсе нет, - не совсем уверенно отозвалась она.

Еще шаг.

- Ты боишься, Елена, - на лицо Деймона легла тень. Он не был насмешлив или саркастичен, высокомерен или горд. Его слова звучали жестко и обвиняюще. - Боишься признаться сама себе, что чувствуешь что-то ко мне. Не стоит придумывать отговорки и тратить свое и мое время. До тех пор, пока ты не будешь честна сама с собой, я уйду из твоей жизни.

Он уходил. Он действительно уходил, а она беспомощно смотрела ему вслед. И в конце концов разозлилась. Почему он считает, что имеет право указывать ей? Только то и делает, что обвиняет и отворачивается, вместо того, чтобы понять и принять. Может быть, именно она нуждается в утешении и помощи, а ему нет до этого никакого дела.

- Деймон Сальваторе, не смей поворачиваться ко мне спиной!

Он остановился, но не обернулся. Елена приблизилась к нему вплотную, обошла и стала прямо перед ним, уперев руки в бока.

- Как ты смеешь требовать от меня каких-то признаний?! Я сделала для тебя больше, чем кто бы то ни было! Я перевернула весь Ричмонд вверх дном, чтобы ты не лишился законного наследства. Взяла обратно на работу твою экономку, потому что ты наплевал на нее, как и на всех, и лелеешь лишь собственные обиды. Я переоформила документы в кратчайшие сроки, а теперь бегаю за тобой, как идиотка, и прошу принять то, что принадлежит тебе по праву. И знаешь что? Я больше не буду этого делать. Я не стану тебя уговаривать, раз для тебя не имеют никакого значения люди, которые ради тебя стараются. Ты бесчувственный и самовлюбленный эгоист, так что ты ничего не знаешь ни обо мне, ни тем более о моих чувствах.

Выпалив эту тираду, Елена круто развернулась. Но уйти ей не дали. Пальцы Деймона стальным обручем сжались вокруг ее запястья. Сальваторе резко привлек ее к себе, не оставляя ни шанса вырваться из его объятий.

- Нет, Елена Гилберт, я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. - Он взял ее лицо в свои ладони. – Ты невыносимая, зарвавшаяся бизнес-леди, привыкшая получать все по первому требованию и чтобы все твои приказы беспрекословно выполнялись. Тебе нравится все держать под контролем, в том числе и свои эмоции. Но это, - он положил руку на ее грудь, - не запрешь в железной клетке.

Под его горячей ладонью трепетало ее сердце.

- А еще я знаю, чего оно отчаянно жаждет.

- Чего же? – прошептала Елена пересохшими губами.

- Не сопротивляйся своим желаниям, - Деймон очертил большим пальцем контур ее лица, провел по приоткрытым губам, оттянув нижнюю. Где-то на задворках сознания Елена понимала, что он нагло пользуется испытанными приемами соблазнения, однако сопротивляться уже не осталось сил. Блаженством было находиться в его объятиях, ощущать твердость мышц под одеждой и биение сильного сердца под широкой грудной клеткой. От его запаха кружилась голова и туманились мысли.

- Позволь мне открыть тебя заново, позволь показать тебе, что мы можем быть не только врагами…

Он продолжал прижимать ее все ближе, пока между ними не осталось пространства. Каждая клеточка тела Елены отзывалась на эту близость, требуя большего. И когда, наконец, их лица соприкоснулись, Деймон нанес последний сокрушающий удар по ее обороне:

- Я знаю тебя, Елена Гилберт. Ты невыносимая, недоступная, прекрасная, самоотверженная и желанная женщина… И я хочу, чтобы ты была моей.

Он накрыл ее губы своими, вкладывая в поцелуй страсть, бушевавшую сейчас в его груди. И Елена ответила ему со всем нерастраченным пылом истосковавшейся по ласке женщины.

- Итак, мисс Гилберт, когда первое занятие? – спросил Деймон, с трудом оторвавшись от податливых губ.

- Что?.. - Елена была слегка не в себе и сразу не сообразила, о чем ее спрашивают. - Так нечестно, Деймон.
- О чем ты?

- Обо всем об этом... Поцелуи и объятия... Я не могу противиться тебе.
- Елена…

Деймон скользнул ладонью по ее волосам, пропуская пряди сквозь пальцы, наслаждаясь их мягкостью. Сейчас он бы предпочел оказаться совсем в другом месте, где не будет любопытных ушей и глаз вокруг, где бы они с Еленой остались только вдвоем, без преград из одежды и ненужных слов. Но слова – это именно то, что порой требуется женщинам сильнее любых ласк. Поэтому он продолжил:

- Ты единственный человек, который не отвернулся от меня. Ты сделала для меня больше, чем кто бы то ни было. Неужели ты думаешь, что я играю с тобой? Даже сейчас, после всего?
- Я не знаю...

- Посмотри на меня, - он поднял ее голову за подбородок, заставляя взглянуть в глаза, - что ты видишь? - Она молчала. - Мне от тебя ничего не нужно, поверь. У нас было не так уж много возможностей, чтобы узнать друг друга. Я могу понять твои сомнения, но давай начнем все с начала. Давай хотя бы попробуем. Что скажешь?

- Будь это несколько лет назад, когда мы впервые встретились, я бы, не раздумывая, отказала тебе.

Его черная бровь взметнулась вверх.
- Признай, ты был несносен тогда. Слишком хорош, слишком самоуверен, слишком заносчив, слишком... все слишком.

- А что же сейчас?

- Пожалуй, - она слегка склонила голову в сторону, - я могу дать тебе шанс. Но при одном условии.

Деймон напрягся. Любые договоренности - это не то, к чему стоит стремиться в отношениях с женщиной. И если Елена решила начать именно с этого...

- Ты научишь меня танго.
- Что?

На лице Елены расцвела лукавая улыбка.
- Танго на льду. И это будет твое главное задание в качестве тренера.

- Слушаюсь, мэм, - Деймон отвесил шутливый поклон. – Начнем прямо сейчас?

Елена не скрыла удивления:
- Но каток уже закрыт.

- А кто сказал, что отрабатывать элементы нужно только на льду?

Заинтригованная, Елена ответила в тон:
- Я знаю одно отличное место. Там много пространства и подходящее… помещение.

Взявшись за руки, как подростки, опасающиеся, что их застанут взрослые, они ускоренным шагом, переходящим в бег, направились к выходу.

И через какое-то время автомобили притормозили у знакомых ворот на гравиевой дорожке.

- Ты уверена, что это именно то, чего ты хочешь, Елена? – спросил Деймон, пропуская ее вперед в полутьму мраморного холла.

Что именно он имел в виду, было теперь неважно; они вернулись в точку отсчета, на которой некогда прервались их романтические отношения.

- Идем, - только и сказала Елена.

Они оказались посреди полупустой большой гостиной - кое-какую мебель Тайлер все-таки успел вывезти и продать. Однако место выглядело так, словно специально создано для танцев: просторное, с высокими потолками и отличной акустикой.

Они остановились в центре. Лучи заходящего солнца прорезали желтые полоски сквозь пространство, играя с потревоженными пылинками.
- Я готова.

Деймон взял одну руку Елены и поставил в нужное положение на своей талии, другую вытянул в сторону и словно нечаянно пробежался пальцами по обнаженной до плеча коже. Потом качнулся вперед, увлекая за собой партнершу, замирая и заставляя застыть в этой позе.

- О чем ты сейчас думаешь? – прошептал ей на ухо.

Вцепившаяся в мужскую спину Елена думала лишь о том, как бы не упасть. Но Деймон так крепко прижимал ее к себе, что эти мысли тотчас же сменились другими – волнующими и напряженными. Пришли воспоминания о завораживающем танце, пробудившем в Елене первобытные эмоции, страсть и желание отдаться этому мужчине, ни о чем больше не думая.

Их тела соприкасались, и даже одежда не могла скрыть жар вожделения.

Чтобы не отвечать, Елена поцеловала его. Теплые мягкие губы приоткрылись, пропуская внутрь горячий язык, который устроил собственный танец. Она впитывала поцелуй и не могла насытиться, хотелось большего, хотелось проникнуть в самую глубину мужского естества и раствориться в нем.

Словно угадав женское стремление, Деймон внезапно выпустил Елену из объятий и подхватил на руки. Он понес ее в малую гостиную, не прекращая поцелуй. Там на мгновение ослабил хватку, но лишь для того, чтобы сдернуть чехол с софы возле камина. Затем бережно опустил ношу.

Раскрасневшиеся щеки Елены и влажные губы притягивали взгляд. Деймон очертил контур ее лица, любуясь правильными чертами, спустился ниже, к шее, запечатлел там легкий поцелуй, от которого она задрожала. Не переставая целовать, накрыл ладонью вздымающуюся грудь.

- Деймон…
- Елена…

Прозвучало, как согласие ощущать, как готовность довериться, как стремление слиться в единое целое и исполнить, наконец, тот самый единственно возможный, восхитительный и безупречный танец на все времена – танго опьяненных любовным упоением тел.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 89
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика
Яндекс.Метрика