Главная

"Танго с врагом". Глава 18. Карты на стол

Основная публикация:

08.10.2017, 17:41
Красные линии тянулись практически по всей стене, соединяя, казалось бы, совершенно разные части головоломки. В центре доски, обвешанной множеством фотографий, газетных вырезок и стикеров с пометками, было приколото изображение Джона Гилберта, жертвы резонансного нераскрытого убийства. Оно словно находилось внутри красной паутины из связей, подозрений и фактов. Не хватало главного – мотива.

Детектив задумчиво поглаживал обросший щетиной подбородок, мучительно строя догадки и отметая одну версию за другой. В кармане его брюк завибрировал мобильный телефон. Ответив на вызов, Стивенсон еще более сосредоточенно, если это вообще было возможно, уставился на доску - и в голове его как будто что-то щелкнуло.

Он понял, кто убил Джона Гилберта.
****

Елена долго собиралась с мыслями. Не знала, с чего начать неприятный разговор, но и откладывать дальше не было смысла. Ее руки дрожали.
Столько лет дружбы оказались под угрозой. Не верилось, что подруга способна на такое подлое предательство. И каково же было испытанное облегчение, когда Труди сама пришла к Елене. Это вселяло надежду.
Скорбное выражение лица миссис Питерсон было именно таким, каким всегда привыкла видеть Елена. Черная неизменная повязка на волосах, опущенный взгляд – и прошлое видение смеющейся подруги развеялось, как сон.
- Елена, дорогая, - голос Труди дрожал, она взяла руки Елены в горячем порыве. – Прости меня, прости! Я так виновата!

Решив сделать вид, что ничего не знает, мисс Гилберт усадила подругу рядом с собой. Та посмотрела прямо в душу преданными глазами, на дне которых начали появляться слезы.

- Это все она, - прозвучало обвинение.

- Не понимаю. Что случилось? Успокойся и расскажи все по порядку.

Труди смахнула виноватую слезу.

- Кэтрин. Она хотела вернуть Джона, но у нее не получилось и тогда…

Подруга зарыдала.

Елена застыла, боясь даже думать о том, что будет сказано дальше.

- О чем ты говоришь? – медленно протянула девушка, но Труди захлебывалась слезами.

- Она… заставила меня… помогать ей… потому что… мы… родственники.

- Что ты сделала, Труди?

Стараясь не сорваться на крик, Елена встала и прошлась по кабинету.

- В тот день… она сказала мне выключить камеры на этаже и уйти домой, потому что такой приказ отдал мистер Гилберт. Думаю, она просто хотела остаться с ним наедине, чтобы никто не видел, в том числе и охрана… Знаю, я должна была раньше тебе сказать, но… Кэтрин заставила меня молчать, пригрозила, что обвинит во всем меня… Прости меня, Елена… Елена?

В голове мисс Гилберт все перемешалось. С одной стороны она испытывала облегчение, что подруга хоть и оказалась причастна к преступлению, но всего лишь по незнанию. С другой же…

Ярость на Кэтрин вспыхнула в душе Елены с новой силой. Она вспомнила, как Пирс, используя свою старую связь с Деймоном, вынудила его принять ее на работу. И все для чего? Зачем?!

- Я ничего не знала, правда, Елена, - затараторила Труди. – Кэтрин угрожала мне. Она постоянно строила какие-то козни. Я делала все, что могла, чтобы защитить тебя от нее!

Елена резко развернулась:
- Почему ты мне ничего не сказала? Я могла поговорить с отцом, предупредить его, и сейчас он был бы жив! – на последнем слове ее голос сорвался.

Подбородок Труди мелко задрожал.

- П… прости меня, - и слезы вновь полились сплошным потоком.

- Почему именно сегодня?

- Сегодня годовщина… Мы… мы всегда вместе ходим на кладбище. Я не могла больше молчать.

Услышав это, Елена едва сама не расплакалась. Жалость к обманутой подруге затопила ее сердце.

Она подошла и обняла трясущиеся плечи женщины.

- Все будет в порядке. Мы заставим ее ответить за все.

Труди закивала.

- Но ты должна пойти в полицию и рассказать все, что тебе известно. - Страх заплескался в глубине светлых глаз женщины. – Обещай мне, Труди. Если ты этого не сделаешь, Кэтрин не понесет заслуженное наказание. Неужели ты хочешь, чтобы убийца моего отца гуляла на свободе?!

Понять миссис Питерсон было несложно. Никто по доброй воле не захочет подвергать себя риску быть обвиненной в преступлении. Ведь если Кэтрин арестуют, велик шанс, что она обвинит во всем несчастную женщину.

- Ты не должна бояться, - продолжала настаивать Елена. – Все будет хорошо, обещаю. Я не позволю им причинить тебе вред.

Наконец Труди, сглотнув комок в горле, сдавленно согласилась.

- Я пойду в полицию, но прошу тебя, Елена, пусть это произойдет завтра. Сегодня такой день… Мне бы не хотелось испортить память о Майкле. Ты позволишь?

Елене ничего не оставалось, как поддаться на слезные мольбы и отсрочить час расплаты.

- Конечно, - Елена даже нашла в себе силы улыбнуться. – Однако на мой выбор цветов в этот раз не стоит рассчитывать. Выбери сама.

Ободренная миссис Питерсон покинула кабинет гендиректора.

Елена рухнула в кресло. Неужели убийца все время был у них под носом, безнаказанно наслаждаясь жизнью? В то время как невиновный отбывал срок, мучаясь и страдая, и в результате потерял все.

Елена не могла простить себе собственной недальновидности. Но прошлого не вернешь. Так и быть. Она даст подруге один день, чтобы собраться с силами, и если завтра Труди так и не пойдет в полицию, сделает это сама. Тем более, знакомый детектив уже в курсе последних сведений.

Осталось отдать несколько распоряжений, сделать пару звонков и можно отправляться на встречу с умершими. Последние визиты на кладбище крайне тяготили Елену, но по какой-то причине отказаться от них она не могла. Однажды застала Гилберта-младшего возле могилы Миранды. Должно быть, ему было сложно, ведь столько лет он не имел возможности почтить ее память, опасаясь даже наведаться в город, где жил охваченный ненавистью брат.

Когда они сблизились с Грейсоном, Елена наконец-то узнала историю, в результате которой появилась на свет. Юная Миранда с самого начала была причиной раздора между братьями, до последнего не могла определиться, кого любит больше. И тогда Джон Гилберт, более решительный и настойчивый, взял ситуацию в свои руки и предложил девушке самое романтичное – совершить побег в Лас-Вегас, чтобы пожениться в одной из многочисленных обителей любви. Конечно, Миранда не устояла. Однако, как оказалось позже, выбор этот был неверный. Узнав Джона ближе, она разочаровалась в муже, и сердце ее обернулось к тому, кто по-прежнему был ласков и не переставал надеяться на взаимность.

Какое-то время любовникам удавалось скрывать свой роман. Тогда же и родилась Елена, подарив семье Гилбертов настоящее счастье. Но во время одной из ссор, когда Миранда в очередной раз обвинила мужа в жестокости и холодности и потребовала развода, всплыла правда о настоящем отце девочки. Джон был вне себя от ярости и грозился убить изменницу. Она нашла спасение в объятиях любовника. Но, скрываясь от погони, они попали в аварию, в которой погибла мать Елены, не успев открыть Грейсону правду…

Никто, кроме Джона Гилберта, не знал о том, кем приходилась ему на самом деле осиротевшая девочка, тем более странным казалось его неприязненное отношение к ней.

Елена простила Джона. Для этого ей не потребовалось много времени. Пусть жесткий, порой несправедливый и крайне требовательный, почти лишивший ее нормальной семьи, но он все же был ей отцом. Не отказался, не бросил на произвол судьбы, даже бизнес оставил. Елена пришла к выводу, что он все-таки любил ее как дочь, по-своему, но любил.

К двум привычным могилам добавилась еще одна, на которой всегда лежала веточка белой орхидеи.

Елена стояла у ворот муниципального кладбища, не вполне соображая, что здесь делает. Нужно прекращать эти визиты в загробный мир. Жизнь не стоит на месте, и мертвых пора отпустить.

Завибрировал мобильный в кармане. Решив, что это Труди, опаздывающая из-за пробок, Елена ответила, не глядя на экран.

- Мисс Гилберт?
- Детектив?

- Я у вас в офисе. Ищу Гертруду Питерсон. Вы не знаете, где она может быть?

- А что случилось? - Елена начинала волноваться. – Мы договорились встретиться с ней еще полчаса назад. Думаю, она застряла где-то в пробке.
- Где вы?.. Я сейчас буду.

Не успела Елена опомниться, как Стефан Стивенсон уже стоял рядом. Странно. Его пропустили благодаря полицейским мигалкам?

- Так где же ваша подруга? – снова поинтересовался детектив.

Елена растерянно набрала номер и пробормотала:

- Уже давно должна быть здесь и привезти цветы.

- Как хорошо вы ее знаете? – задал неожиданный вопрос Стивенсон.

- Мы дружим несколько лет… Но… почему вы спрашиваете?

Детектив, прокашлявшись в свой необъятный шарф, произнес:
- Есть основания полагать, что именно миссис Питерсон убила вашего отца.

- Нет! - Елена едва не сползла вниз по кованой ограде. – Вы ошибаетесь. Это Кэтрин. Кэтрин Пирс, ее племянница. Она сговорилась с Тайлером Локвудом, чтобы подставить Деймона, а Труди они запугали, чтобы она помогла им скрыть все.

Печально покачав головой, Стефан сказал:
- Следствие возобновлено в связи с новыми уликами, как вы знаете, и виновность миссис Питерсон еще предстоит доказать в суде, но уже сейчас, предварительно, я могу сказать, что это именно она нажала…

- Нет! – резко перебила Елена. – Вы и в прошлый раз утверждали, что точно знаете убийцу, но ошиблись! Я не верю!

- Елена, я понимаю, вы шокированы, но послушайте… Все сходится.

Закрыв уши руками, мисс Гилберт отчаянно закрутила головой, но до нее все равно донесся звук убеждающего голоса детектива.

-… Еще во время ареста Деймона Сальваторе я сомневался в его мотивах. У него не было смысла так откровенно убивать Гилберта. Однако так сошлись обстоятельства, да и прокурору было выгодно засадить Сальваторе и выиграть громкое дело. Все сходилось, кроме того, что установить местонахождение подозреваемого в момент убийства не представлялось возможным. Когда вскрылись новые факты, было уже поздно. Тем не менее я снова начал расследование. Когда вчера вы мне позвонили, последний кусок паззла встал на свое место. Я поднял дела и опросы всех проходивших по делу (а их немало) и наконец-то понял, что упустил самое главное… Мне не так уж легко признаваться в своем промахе, Елена… - заметил Стефан, видя, что девушка все же обратила на него внимание. – Желание как можно скорее раскрыть убийство застило мне разум.

Елена едва не сказала, что терзания детектива ее не интересуют, но вовремя спохватилась.

- Недавно Тайлер Локвуд, который много лет был по уши в долгах, расплатился по всем счетам благодаря удачной продаже родового особняка, - продолжал Стивенсон, внимательно изучая лицо Елены. – Однако недвижимость эта еще недавно принадлежала не только ему. Выяснить подробности судебного закрытого процесса, по которому осужденного за убийство незаконно лишили части наследства, было не так уж сложно. Копнув еще глубже, я обнаружил странную связь между некоторыми участниками дела. Тайлер Локвуд, кузен Сальваторе, всю жизнь мечтавший единолично владеть наследством деда; Кэтрин Пирс, бывшая партнерша и любовница Деймона Сальваторе, обвинявшая именно его в провале своей спортивной карьеры и вынужденная зарабатывать на жизнь в постелях сильных мира сего; и обыкновенная офисная сотрудница, чей муж погиб по вине одного из богатейших людей Ричмонда.

- К чему вы клоните?

- Вы никогда не задумывались, - Стефан сделал несколько шагов по тротуару, пристально рассматривая прохожих и окружающую обстановку, - почему Труди Питерсон осталась работать в компании, где умер ее муж? Неужели ей не было безумно горько приходить туда каждый раз и вспоминать ужасную трагедию?

- Я не понимаю, о чем вы. Куда ей было идти?
Но Стивенсон словно не слышал ответной реплики Елены.

- Думаю, именно тогда, когда Джон Гилберт отказался заплатить ей сумму, которую она требовала, у нее и созрел план мести, правда, для его осуществления понадобилось несколько лет, подходящее стечение обстоятельств и участников заговора.

- Бред. – Елена скрестила руки на груди. – Мой отец не виноват в гибели Майка Питерсона.

- Но Труди считала иначе. Ведь накануне катастрофы грузчики жаловались, что механизм ослаблен и в любой момент может сломаться.

Сглотнув, Елена в ужасе уставилась на детектива. Она вспомнила этот визит рабочих, ввалившихся в кабинет Джона несмотря на охрану, которые требовали модернизировать главный погрузчик на складе. Ее отец приказал выставить их вон и лишить надбавки за переработку.

- Вы не выглядите удивленной.
- Я присутствовала при разговоре… Если бы только он мог знать, что произойдет…

- Но Джона Гилберта никогда не интересовали такие мелочи, верно? Еще одной его роковой ошибкой было принять на работу бывшую любовницу. Могу предположить, что он действительно не имел понятия о том, кем она приходится одной из его подчиненных. Директоров, как правило, такие вещи не интересуют. А зря.

Детектив засунул руки в карманы.

- Не возражаете, если мы пройдемся? Не думаю, что ваша подруга появится здесь.
- Почему?

- Полагаю, это очевидно.

Информация, щедро выплеснутая Стивенсоном, не укладывалась в голове. Столько лет лжи, ненависти и подлых планов… Елена не могла поверить.

- У всех были свои причины, - продолжил Стефан. – Кэтрин Пирс и миссис Питерсон могли, не боясь быть пойманными врасплох, получать все нужные сведения для осуществления мести. Оставалось добыть оружие, и здесь как нельзя кстати пригодился мистер Сальваторе. Думаю, именно в то утро Локвуд взял пистолет в поместье. А ваша ссора лишь сыграла ему на руку. Выключенные камеры на этаже, пустой офис утром в воскресенье…

- Как они могли знать, что Джон будет там в это время? – перебила Елена.

- Кэтрин от имени Сальваторе позвонила Гилберту и назначила встречу якобы с очень важным человеком, который сулил большую прибыль на несколько… скажем, незаконных основаниях. Ничего не подозревая, Джон явился за собственной смертью.

Детектив замолчал. Елена остановилась. Ее пустой взгляд устремился сквозь пространство и время, оживляя в воображении ужасную картину. Трогательная Труди с черной повязкой в волосах – не символом траура, а знаком затаенной ненависти и мести – поднимает руки, крепко сжимая холодный пистолет, и стреляет.

Вздрогнув, Елена обернулась к детективу.

- Как вы это узнали, - прошептала сдавленным голосом.

- Результаты баллистической экспертизы. И… Кэтрин Пирс во всем созналась. Ее арестовали сегодня утром.

В груди Елены начала разливаться боль, превращая душевные муки в физическое недомогание.

- Мне… надо побыть одной.
- Елена, вам плохо? – Стефан был искренне встревожен. – Позвольте отвезти вас домой.

- Я… Нет, не стоит. Мне нужно пройтись.

Она сделала шаг и пошатнулась. Он ловко поймал, не дав упасть.

- Я все же вызову вам такси.
- Спасибо, - прошептала Елена.

Когда детектив усаживал ее в желтое авто, она схватила его за руку и назвала адрес.

- Это окраина города. Дом покойных родителей Майка. Мне кажется, вы найдете ее там.

Стефан на мгновение задержал ее холодную руку.

- Берегите себя, Елена.
Она кивнула.

Почему-то Елена считала, что как только узнает, кто виновен в смерти ее отца, сразу испытает облегчение. Или удовольствие от того, что преступник будет наказан по всей строгости закона. Однако сейчас в ее душе разливалось лишь одно горькое разочарование. Вокруг оказались предатели. Те, кому она доверяла, без зазрения совести предали ее. И хоть она давно уже не юная наивная девочка, все равно было больно.

Расплатившись с таксистом, Елена застыла на пороге огромного дома. Скоро он перестанет быть ее домом. Вернее, уже не ее. Новый владелец просил освободить недвижимость к концу недели. Слишком быстро. Впрочем, почти все вещи мисс Гилберт уже перевезла в новую съемную квартиру в хорошем районе, мебель вывезли на склад, чтобы позже продать с аукциона. Часть средств Елена планировала потратить на возвращение долга Грейсону, остальные – вложить в развитие компании. Теперь это самое ценное, что у нее есть, и она не позволит ничему и никому отнять или разрушить свое наследие.

Со стаканом в руке Елена в очередной раз застыла перед серым полотном сейфа в стене. Сделав глоток шипучей от растворенной таблетки жидкости, она внезапно вспомнила один из немногих счастливых дней, проведенных с Джоном. Тогда он купил ей содовую вопреки наставлениям тети Дженны и перенесенной недавно ангине и повез в Диснейленд. Счастье маленькой осиротевшей девочки невозможно было описать словами. Ее сердечко было переполнено благодарностью и любовью к отцу. Увы, она не могла предположить, что этот день так и останется единственным в своем роде.

Елена протянула руку и набрала комбинацию цифр – номер счастливого билета, доставшегося ей когда-то в подарок на игре в кольца. Замок тихо щелкнул, и девушка расплакалась. Едва слезы высохли, внутри увидела небрежно сваленные в довольно внушительную кучу пачки стодолларовых купюр, папку с документами, а на ней – тусклое золотое кольцо. Пальцы плохо слушались, но Елена смогла ухватить прохладный металл. На внутренней стороне поблескивала надпись: "Любимой Миранде. Навеки твой Джон". Обручальное кольцо матери. Елена всегда считала, что оно потерялось во время автокатастрофы, но Джон хранил его как память о единственной любимой женщине.

Недолго думая, Елена надела кольцо на палец. Село идеально. В папке обнаружился оригинал свидетельства о рождении Елены и документы по ее удочерению.

В конце концов эмоции захлестнули девушку, и она осела на пол, поскольку мебели в доме больше не было. Как и не было сил стойко перенести косвенные доказательства настоящего отношения Джона Гилберта к дочери. Будь он хоть чуточку открытей и теплее к ней, поведай правду, все могло сложиться по-другому.

Прижав к себе бумаги, Елена уронила голову на грудь и тихо всхлипнула.

Через какое-то время, когда эмоциональная буря улеглась, она освободила сейф, сбросив все содержимое в объемную сумку, и ушла из дома, намереваясь больше никогда сюда не возвращаться.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 86
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика
Яндекс.Метрика