Главная

"Лабиринт" Глава 2. Встреча с монстром

01.08.2016, 12:43
Дин отправился в тот самый парк. На входе он огляделся — на вид ничего особенного: фонтан, скамейки, кусты. Где—то вдали детские голоса.
Но только на первый взгляд. Уж Дин-то знал, что нет дыма без огня. Нужно было действовать осторожно, чтобы не вызвать лишних подозрений и вопросов. Парень достал прибор ЭМП, включил его, на что тот сразу отреагировал не слабым сигналом, мгновенно затрещав и запищав. Охотник огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что не собрал на себе полпарка взглядов, и сделал круг возле упомянутого фонтана. Весь путь прибор не переставал издавать звуки и светиться. Ясно было лишь одно: в этом месте была явная аномалия. И ничего больше. Никаких улик и прочих следов.
Дин набрал номер брата, чтобы сообщить ему новость о том, что новостей особо-то и нет.

Несколько длинных гудков и тишина. Непонятная и странная. Сеть пропала? Такое иногда бывало, так что ничего необычного. Охотник взглянул на экран: шла двадцатая секунда «разговора», но только вот голоса брата он не слышал.

— Сэм, ты в порядке? — гаркнул он в трубку, не сразу осознавая, что и собственного голоса он тоже не слышит! Как, впрочем, и всех других звуков. — Сэм! Сэм! Сэмми! — продолжил он кричать в трубку, не понимая что происходит, и почему ни он, ни его не слышат.

Люди шли мимо него, не обращая внимания на то, что парень фактически орал на всю улицу.

— Сэм, что-то произошло, ты слышишь? Что-то не так. Хотя, черт, всё не так! — продолжил разговор Дин, не зная, слышит ли его брат. — Я ни черта не слышу! Ни тебя, ни голоса, ни звуков! Ничего, Сэм! Я возвращаюсь, слышишь? Ну на фиг всё! — еще более эмоционально крикнул он, раздражаясь и злясь, чувствуя себя отвратительно и гадко, чувствуя, как разум затмевает паника и страх.

Всякое бывало с ними на охоте: их били, резали, в них стреляли, они ломали ноги и руки, вправляли друг другу вывихи, штопали себя, даже умирали… Но это было куда привычнее, нежели то, что Дин испытывал сейчас. С каждой минутой на него накатывал страх, перерождающийся в ужас.
Сэм слышал панику на грани истерики в голосе брата. Ясное дело, что произошло что—то из ряда вон выходящее. Свернув беседу, охотник покинул учебное заведение.
Дин сунул мобильник в карман и развернулся к выходу, но перед ним была стена. Обычная кирпичная стена, увитая плющом и мхом. Охотник резко повернулся назад. Ни прохожих, ни деревьев. Стены и узкий коридор между ними.

— Что еще за херня? — ошеломленно проговорил Дин, хоть и не слышал того, что сказал. — Эй! — крикнул он вдогонку, не представляя слышит ли его кто-нибудь. Ведь по ту сторону стен, по идее, должны были находиться люди! — Эй! — и вновь все та же давящая на мозг тишина.

Охотник понятия не имел что сейчас происходит, кроме того, что его загнали в ловушку. Своеобразную ловушку, в которой он чувствовал себя подопытной крысой. Дин шагнул вперед, понимая, что должен отсюда выбраться. Ноги сами понесли его по узкому коридору, но тоннель стал петлять, разделяясь на множество ходов. Парень шел наугад, понятия не имея в какой стороне выход, и есть ли он вообще. Коридор за коридором, один поворот за другим, несколько тупиков — и больше ничего.

— Твою мать, — прошипел Дин, натыкаясь на очередную глухую стену. — Эй! — в очередной раз попытался он докричаться до кого-нибудь, только вот слышали ли его? — Эй, кто-нибудь! Я здесь! — проорал охотник, стукнув пару раз кулаком по кирпичам.

Он поднял голову, чтобы проверить можно ли забраться наверх, на сами стены, но обнаружил лишь приличную высоту и странный свод над головой. Он даже толком не мог сообразить что именно это такое. Можно было вновь попытаться дозвониться до Сэма, только вот связь не ловила. Разве что, можно было попытаться отправить брату смс-сообщение.

Написать смс, нажать «отправить» и подбросить вверх? Попробовать, конечно, можно. А что делать еще? Настрочив текст, Дин подкинул аппарат как можно выше, надеясь на успех. Но вот поймать не смог. Почему—то телефон упал на камни в паре метров от охотника. Справа краем глаза Дин уловил какое—то движение, а спустя мгновение кто—то сбил его с ног.
Не успел он опомниться от падения, как ему прилетело в челюсть, а затем сразу в живот. Перед глазами сразу поплыло, но парень успел разглядеть напавшее на него существо прежде, чем его припечатали к противоположной стене. Эта тварь имела явно нечеловеческие силы, раз, словно пушинку, отправила охотника в полет. Первое, что Дин успел заметить и от чего опешил, это рога на голове противника. Огромные рога и волосатая морда, сильно смахивающая на бычью. Существо было атлетически сложено, тело было покрыто густыми жесткими волосами, которые были всюду, а вместо стоп у того были копыта. Самые настоящие копыта, как у всех парнокопытных животных! Существо раскрыло пасть, явно издавая рык, который Дин, к счастью или сожалению, не слышал.
Парень сполз по стене, чувствуя, как ноет затылок и саднит спина. Только расслабляться было некогда, этот мерзкий тип, от которого, между прочим, еще и неистово воняло, лишь разминался, развлекая себя, нападая вполсилы.
Существо злобно фыркнуло, Дин понял это по тому, как раздулись ноздри, и взрыло копытом землю, собираясь вновь атаковать. Глаза налились кровью, а все мышцы заметно напряглись, что не сулило ничего хорошего. Стоило бы рвануть отсюда куда подальше, но парень остолбенел, понимая, что бежать некуда.

— Вот черт! — вжался он в стену, пытаясь за эти несчастные секунды сообразить что делать. А тварь и впрямь смахивала на упомянутого, так ярко и красочно обрисованного в Библии и прочих книжках.

Охотник понимал, что, ударив его или выстрелив, он может дико разозлить монстра и тогда — трындец. Что это за зверь такой, Дин не знал — раньше не сталкивался с подобным. К тому же, это копытное раздавило его сотовый. Охотник нащупал за поясом нож, но применять не спешил: вряд ли он сможет убежать, да еще не слыша преследователя и не зная дороги. Только попробовать все же стоило, ведь это куда лучше, чем быть припечатанным рогами к стене и заиметь в себе пару лишних дырок. И, по крайней мере, нож это гораздо лучше, чем ничего. Голыми руками на монстра не попрешь и атаку, превышающую по силам собственную раз в десять, не отразишь.
Существо продолжало вспарывать землю копытами, медля, подогревая страх в противнике, чтобы потом напасть и вкусить самое сочное — подправленную адреналином кровь своей жертвы.

— Мы еще поборемся, тварь, — проскрипел зубами Дин, выуживая оружие, медленно, осторожно, чтобы не вызвать еще большей агрессии у этого недо-быка.

Очевидно, что—то привлекло внимание зверя — он повернул голову влево, раскрыл пасть, оскалив ряд мощных зубов. Весь его вид говорил о том, что помимо Дина у этого чуда еще один раздражитель. Оставалась надежда, что монстр переключит внимание.
Зверь повернул лобастую голову, с яростью взглянув на охотника. Нога взмыла вверх. Еще чуть—чуть и копыто впечатает Дина в стену. Быть единым целым со стеной не хотелось, и уж тем более было отвратительно представлять, что твоими кишками хотят украсить «местные достопримечательности», поэтому Дин извернулся и ловко, несмотря на отбитое тело, ускользнул от копыта, которое мгновенно оставило след на кирпичной кладке. Зверь зарычал, устрашая неприятеля, заставляя того со всех ног помчаться внутрь лабиринта.

Сэм подъехал ко входу в парк, но Дина не увидел, хотя их шеви была на месте. Значит, он всё еще рядом, придется поискать. Сэм вытащил из кармана мобильный, нaбрaл нa всякий случaй номeр брaтa. Мeхaничeский голос сообщил о нeдоступности aбонeнтa. Идти с голыми руками показалась охотнику абсурдом — неизвестно ведь что там кроется.
Ключи от Импалы у Дина, но, чтобы открыть багажник, достаточно и отмычки. Вооружившись серебряным клинком, пистолетом с полной обоймой и фляжкой святой соленой воды, младший Винчестер вошел в парк, держа путь к фонтану. Его телефон пиликнул, сообщaя о принятом письмe. Не сбавляя шага, Сэм открыл сообщение, читая его на ходу: «Я в парке у фонтана, в ловушке. Вытащи меня отсюда, Сэм. Здесь нет выхода. Будь осторожен». В груди младшего тут же защемило от нахлынувшего волнения. Он и так подозревал, что Дин в опасности, а сейчас подозрения лишь подтвердились.
Только вот парк выглядел вполне обыденно: в центре площадки играл фонтан, на лавочках сидели люди, по аллеям гуляли прохожие, пели птицы, слышалась транслирующаяся музыка. Вполне мило и безобидно. Ни демонов, ни монстров, ни призраков. Но застывшая в жилах кровь никак не давала расслабиться, если Дин в парке, то где именно?
Охотник огляделся, недоумевая. Фонтан не вызывал подозрений, но именно его указал брат в качестве источника опасности.

— Дин! — крикнул он на всякий случай.

Один из игравших детей оглянулся и завертел головой, ища источник голоса. Винчестеры никогда не пасовали перед трудностями и, если надо лезть в пекло — лезли. Вот и сейчас младший из братьев уверенно приближался к фонтану.
И, чем дальше он шел, тем, казалось, ярче светило солнце, ударяя прямо глаза. Сэм сощурился, чувствуя, как непроизвольно появляются слезы. Но он не увидел в этом ничего необычное — вполне обыденное явление, когда время приближается к полудню. Но разлепить веки с первого раза не удалось — свет все еще бил в глаза, заставляя лишь сильнее жмуриться. А потом произошло нечто странное — свет резко перестал ослеплять, а мир погрузился во тьму. Кромешную тьму.

Винчестер замедлил шаг и остановился, пытаясь осознать случившееся, хотя в душе нарастала паника. Отец учил сыновей ориентироваться в темноте, в темных помещениях, но это другое. Охотник беспомощно покрутил головой в надежде увидеть хоть малую полосу света, но нет.
Зато, казалось, все звуки стали громче, а запахи насыщеннее. И, если это и есть та самая ловушка, о которой написал Дин, то Сэм понял, что угодил именно в нее. Найти брата в таком состоянии будет гораздо сложнее, но иного выхода у них нет. Они вновь должны спасти друг друга.
Сэм сделал еще несколько неуверенных шагов вперед, шел до тех пор, пока не наткнулся на глухую стену, которая, казалось, выросла перед самым носом, ведь ее здесь по определению не должно было быть. Фонтан — да, парапет — да, люди, в конце концов, но никак не стены! Паника накрыла с новой силой, а в горле образовался ком. То, что здесь явно что-то не так, было понятно и без зрения. Касаясь руками стены он прошел вдоль нее, оценивая насколько та может оказаться длинна. Но стена не кончалась, а вскоре Сэм понял, что попал в какой-то коридор, так как стена свернула, но не оборвалась.

— Дин! — позвал он брата, совершенно забыв о том, что брат его не слышит. — Дин, где ты?! — еще громче, в надежде, что глухота брата могла оказаться временным явлением.

Тратить время на пустой страх было просто непозволительно, брат мог быть в большой беде. Сэм не услышал в ответ ни звука, лишь собственное эхо отразилось от голых стен.

Сэм шел дальше, пытаясь абстрагироваться от временных, как он надеялся, неудобств. От стены он не отрывался — кто ж знает что там левее? Вдруг обрыв? К какофонии ароматов, к которым Сэм успел привыкнуть, прибавился еще один запах, знакомый.
Туалетную воду своего брата Сэм узнал бы из тысячи, Дин никогда не изменял своему вкусу, тем более Сэм всегда следовал за ним, держась плечо к плечу. Возникло ощущение, что его брат здесь был совсем недавно, так как аромат не успел выветриться, а словно осел на этой стене, давая подсказку куда следовать младшему из Винчестеров. Он двинулся вперед, надеясь на то, что идет верным путем. Следуя на ощупь, перебирая руками и ногами, он не переставал звать Дина, не переставал надеяться на то, что тот его услышит:

— Дин! Я здесь, Дин! Ты слышишь меня? — собственный голос казался слишком громким, но это пустяк по сравнению с обстоятельствами. — Отзовись! Дин!

И плевать, что, по сути, он стоит посреди парка и неистово орет, Сэм давно понял, что попал в какое-то иное измерение, а фонтан был лишь дверью, входом в этот мир.

Дин бежал, не теряя времени на остановки, чтобы посмотреть имеет ли место преследование. По собственному опыту он знал, что даже короткая остановка может дорого обойтись. Только вперед! Вернее, туда, куда ведет тоннель. Он не заметил, как ногой угодил в какую-то ямку, вдобавок зацепившись там за что-то твердое. Зато ощутил резкую боль в конечности и пролетел еще пару метров, остановившись буквально в сантиметре от каменного препятствия.
Боль была адская, она словно растеклась по всему телу, стучала даже где-то в висках, но главным эпицентром была нога. Та самая, которая попала в эту злополучную яму. Дин, страшась, перевел взгляд на свои конечности, тут же замирая от боли и ужаса: из ноги, там где должна была быть голень, торчала окровавленная кость, которая вспорола кожу своими острыми краями и теперь выпячивалась наружу. Не хотелось думать, что это могло быть началом конца. И особенно не хотелось вновь встретиться с этим зверем. От боли темнело в глазах, в голове шумело, Дин пытался удержать ускользающее сознание.

— Эй! Кто—нибудь! Помогите! — из последних сил крикнул он, понимая, что этим может привлечь монстра.

Он попытался отползти к стене, чтобы облокотиться на нее и принять наиболее удобное положение, но стоило сделать лишь небольшое усилие, как новая волна боли вновь разлилась по всему телу, заставив просто заорать. И как бы он не хотел сдержать эмоции, у него не получилось. Дин предпринял еще одну попытку, стиснул зубы и рывком усадил себя на другое место, туда, куда и планировал. Из горла же вырвался какой-то нечеловеческий вопль-рык.

Передвигаясь вдоль стены, Сэм не знал сколько времени уже прошло. Иногда он останавливался и прислушивался к окружающей среде. Все всегда было относительно тихо, но не в этот раз. Где—то вдали послышался крик о помощи. Стены и, по всей видимости, расстояние, глушило этот зов, делая едва слышным. Кричал Дин — Сэм услышал главное — голос брата. Звук был где—то правее, а Сэм шел с левой стороны.

— Дин! — вновь прокричал Сэм, надеясь услышать в ответ его голос и хоть какую-то подсказку, чтобы пойти хотя бы по его голосу, на слух. — Дин! Я здесь! — но ответа не последовало.

Сэм оторвался от стены, за которую так усердно держался, и попытался нащупать противоположную. Та нашлась быстро, в отличии от брата. Как найти в такой ситуации Дина, Сэм и понятия не имел. Он даже не представлял где именно они сейчас находятся! Что это за место? Куда идти?

Охотник сглотнул ком в горле и двинулся дальше, предположительно туда, откуда он услышал крик.

Поворот, еще один. Запах туалетной воды Дина здесь был ярче, значит брат уже где—то близко. Сэм остановился, чтобы перевести дух. За этот короткий срок он уже успел устать — одно дело видеть куда идешь, а совсем другое — не видеть и не знать что тебя вообще ждет. Но отдыхать некогда — потом, если выберутся. Под ногу что—то попало. Осторожно присев на корточки, охотник нашарил вещь, на которую почти наступил.
В руках оказалось что-то твердое и прямоугольное, тонкое на ощупь, похожее на телефон. Задней крышки не было, аккумулятора тоже, а на передней панели Сэм нащупал паутину трещин. Понять, что это именно телефон Дина, было невозможно, каких-то особых признаков он не имел, да и на ощупь все телефоны могли казаться одинаковыми, если только опять попытаться принюхаться к нему, что Сэм и сделал, явно чувствуя себя неловко, словно он сейчас не охотник на нечисть, а ищейка. Если бы Дин сейчас его только видел — постебал бы от души.

— Дин! — нужно было вновь определить его местоположение. Хоть что-то, хоть какую-то подсказку, чтобы найти его. Чтобы сам Дин нашел невидящего брата. — Дин!

Снова просветление в голове, снова боль и туман в глазах. Нужно было хоть как-то остановить кровь, но аптечка с бинтами осталась в Импале, а из подручных средств только футболка, да и ту нет сил снять. С губ снова слетел тихий стон.

Сэм прислушался. Кажется он опять что-то слышал, возможно это был Дин, но звук был слишком тихим и коротким, но, кажется, не очень уж далеко. В подобную передрягу братья попали впервые. Кажется, он уже близко, может быть в нескольких метрах, но точно Сэм знать не мог, к тому же он везде и всюду натыкался на стены. То здесь, то там. Стены были везде! Не трудно было догадаться, что они угодили в какую-то систему лабиринтов.

— Дин! — еще одна попытка докричаться до брата.

— Сэм! — послышалось в ответ, отчего младший слегка растерялся. Он уже и не надеялся на ответную реакцию.

— Дин, я здесь! — прокричал он в ответ, воодушевленный тем, что брат его услышал. — Дин, я иду! Слышишь, я иду к тебе! — громко, чтобы Дин мог услышать его, сориентироваться.

Но в ответ — опять тишина. Словно и не было никакого ответа.

— Дин!

Тишина. В этот момент Сэм почувствовал, как по телу пробежали мурашки. Все не так просто, как он думал.

Он отчетливо слышал голос брата, но сам-то Дин, кажется, действительно не слышал Сэма. Обнадежить не получится, остается только надеяться на интуицию и удачу. Стена делала поворот. Пройдя немного прямо, Сэм остановился. Где-то рядом, совсем рядом послышались чавкающие звуки и довольное утробное рычание. Кто-то обедал, причем с большим аппетитом.
Парень еле сдержал рвотные позывы, слишком ярко вообразив себе картину происходящего, еще более отвратительно было представлять, что с таким аппетитом пожирают тело его брата. Сэм этого видеть не мог, да и не горел желанием. Ком, который и так застрял поперек горла, и вовсе оброс шипами и колючками, став больно драть глотку, не давая сглотнуть слюну, проглотить этот накапливающийся страх и ужас, эту боль, которая нахлынула, стоило лишь только допустить мысль о подобном.
Нет! Этого просто не могло быть! Дин не мог стать жертвой какого-то монстра! Не мог так подставиться и подставить его! Этого просто априори быть не должно было!
Но Сэм ясно слышал, как зубы вгрызаются в плоть, как рвут ее, как с громким чавканьем нечто пережевывает свою добычу. А еще он слышал стон. Совсем рядом, словно последний предсмертный писк.
Охотник попятился назад, стараясь двигаться беззвучно, чтобы не быть замеченным монстром. Сейчас, со своей слепотой, ему ни за что не справиться с ним, да Сэм даже понятия не имел с кем именно они в этот раз связались! Понятия не имел как и чем его уничтожить! Понятия не имел чем он может помочь брату и есть ли шанс хоть на какое-то спасение!
Главное, чтобы монстр не только его не услышал, но и не увидел. Сэм не знал, видит ли его то, что сейчас что-то аппетитно пожирает, или он сильно увлечен трапезой. Стать вторым блюдом в меню не хотелось. Назад, в сторону, по пути попался поворот. Сердце колотилось, будто собиралось выскочить из груди. Охотник остановился, чтобы перевести дух и немного успокоиться. О том, что в любом закоулке этого лабиринта может обитать такой же монстр, ожидающий своей порции обеда, он старался не думать. Сейчас нужно найти брата. Это была основная и главная цель.
Сэм снова сделал шаг назад. Совсем рядом, буквально за его спиной, послышался стон. Он шел снизу.
Сэм напрягся, став как струна. Страх пробрал до самых костей, ведь он ожидал нападения какого-нибудь монстра, но потом, спустя всего несколько секунд, пришло облегчение. Твари рядом нет, зато есть некто пострадавший.
Парень опустился на колени, предположительно в той стороне, откуда услышал стон, и просто начал щупать, ползти по земле, ища источник звука.
Сперва под пальцы попадались только мелкие камни и земля, а затем он коснулся чего-то мягкого, теплого… Этим «чем-то» на ощупь оказалась рука. Сэм судорожно стал ощупывать оказавшегося рядом незнакомца: руки, плечи, голова… Человек снова издал стон, попытался что-то произнести, и только когда Сэм смог разобрать что именно — пришло настоящее облегчение.

— Сэм… — простонал тот, кого охотник так долго искал. — Сэмми…

— Дин, — выдохнул младший Винчестер, коснувшись плеча брата, — ты в порядке? — спросил он, хотя по голосу было слышно, что далеко не все в порядке. А точнее, совсем не в порядке. — Нужно выбираться отсюда.

Старший охотник с трудом разлепил веки и сфокусировал туманный взгляд на говорившем. И слабо улыбнулся, что было похоже на гримасу боли.

— Нога… — прошептал он.

— Что? Что с ней? — не сразу понял младший, став ощупывать конечности брата, ведь только так он мог теперь ориентироваться.

Его руки двигались быстро, а Дин был в таком состоянии, что сразу предупредить брата о том, что не стоит его трогать, не смог. Сэм довольно быстро нашел то, что беспокоило Дина. Нашел и тут же пожалел о своих действиях — Дин истошно закричал, стоило охотнику коснуться его поврежденной ноги.

— О, Господи! Прости, прости! — запричитал Сэмми, тут же убирая руки, чувствуя вину за причиненную боль. — Что случилось, Дин? Что с ногой? — вопросы сами сыпались из его уст, словно Дин мог его услышать и ответить на них.

Охотник тяжело дышал, приходя в себя после собственного крика и дикой боли. Он с большим трудом удерживал себя в сознании. Перед глазами всё плыло, лицо Сэма было размытым, нечетким. Сквозь боль ясно пробивалась мысль: если этот быкообразный вернется - им хана. Нельзя им вдвоём…

— Он вернётся… — простонал он, заплетающимся языком. — Уходи, Сэмми.

— Издеваешься?! Нет! Я не оставлю тебя, даже не думай! — фыркнул Сэм, и плевать слышит его Дин или нет. — Мы уйдем вместе.

Вот только как это проделать в их состоянии? Идти Дин не может, значит придется тащить на себе. Оба брата такое проделывали не раз за свою жизнь, но всегда один из них был более—менее здоров. Сэм даже не знал годен ли брат для транспортировки.
Охотник сунул руку в карман куртки, нащупав там блистер с обезболивающими таблетками. В состоянии Дина лучшим выходом была бы инъекция, но не шприцов, ни ампул братья никогда с собой не носили. Сэм нащупал не пустую ячейку и выдавил в ладонь таблетку. Руки сновa пробeжaли по тeлу брaтa, пробирaясь к лицу.

— На, проглоти, — он практически запихнул ее ему в рот.

Воды, к сожалению, у него с собой не было, но Дин и без нее справился.
Сэм услышал характерный звук глотания и смог хоть немного выдохнуть. Хоть немного и не скоро, но лекарство обезболит организм брата, а сейчас нужно было оказать маломальскую первую помощь и выбираться отсюда. Сделать это будет не просто, но они постараются, подстрахуют друг друга так, как у них получится. Дин будет глазами Сэма, а Сэм — ногами Дина. Вместе они команда, единое целое. Сэм аккуратно стащил с ноги Дина ботинок, замечая на ощупь, что нога заметно опухла, далее нужно был перевязать рану, остановить кровь. Парень пошарил по карманам, кажется, он брал с собой бинты, словно чувствовал, что пригодятся.

— Так, держись, кажется, сейчас опять будет больно, — виновато предупредил Сэм, разматывая небольшой рулон марли.

Они часто за время охоты перебинтовывали и латали друг друга, но делать это, абсолютно не видя ничего перед собой — непростая задача. Сэму было страшно причинить еще больший вред брату, сделать что-то не так, или ненароком зацепить рану. Нужно было работать лишь на ощупь, доверяясь своей интуиции, но руки предательски дрожали, а на лбу даже выступили капельки пота.
Руки парня вновь опустились ниже, он осторожно коснулся больной ноги, отчего Дин тут же отозвался стоном. Хреновое дело, ведь обезболивающее еще не подействовало, а времени ждать у них абсолютно нет. Где-то там бродит монстр, пожирающий людей, а они оба в таком состоянии, что лучше спасаться бегством.

— Будет очень больно, — Сэм сам стиснул зубы, а в рот брата запихнул вторую упаковку бинтов, чтобы тот от боли не прокусил себе язык. — Ну, держись, — выдохнул он, начиная перевязывать ногу.

Дин громко и протяжно застонал, стоило Сэму коснуться раненной голени, а затем стон смешался с криком, который заглушил кляп во рту. Сэм старался делать все быстро и аккуратно — на сколько мог и умел — но, не смотря на все старания, боль победила силы старшего Винчестера. Дин отключился, потеряв сознание.

— Держись, держись… Сейчас все закончится, — бормотал Сэм, подбадривая то ли себя, то ли Дина.

Им бы только выбраться отсюда живыми, а потом отправить старшенького в ближайшую травматологию и узнать про то место, куда они вообще попали. Сэм старался не думать о том, что сам он в таком состоянии, что ничего прочесть не сможет, ни в каком источнике. Но подобные мысли не отпускали.
С перевязкой вроде бы справился, насколько младший Винчестер мог это оценить. Теперь нужно выбраться. Он аккуратно поднялся на ноги, разминая конечности, потом снова присел. Правую руку завел за голову брата, отстраняя его от стены, левую — под колени. Дин — не самая легкая ноша и потребовались некоторые усилия, чтобы снова подняться на этот раз с грузом. Осторожный шаг вперед, словно прощупывая путь.
Теперь держаться не за что, руки заняты братом, а перед глазами лишь чернота. Как в такой ситуации ориентироваться Сэм понятия не имел, но очень надеялся и молился, чтобы им навстречу не попалось ни одно чудовище. Он сделал несколько неуверенных шагов вперед, старясь идти, касаясь стены локтем той руки, где лежала голова Дина.
Идти пришлось долго. Сэму уже стало казаться, что так они никогда не выберутся и их судьба теперь — оказаться на прозекторском столе морга, где местные копы и медэксперты будут озадачены еще двумя смертями в местном парке у фонтана. Поворот, еще несколько. Сэм выдыхался, руки начали отниматься, да еще в спину стало простреливать. Еще немного и Дин окажется совсем неподъемной ношей, но еще хуже было то, что он не стонал, не шевелился. Только дыхание было — это немного радовало. Теперь каждый шаг давался с трудом. Требовалось немного передохнуть, совсем чуть-чуть, ведь надо двигаться дальше. Младший Винчестер остановился, облокотившись на стену спиной. Еще немного передышки и в путь. Ноги неистово гудели, хотелось присесть, а еще лучше прилечь.
Где-то близко послышалось недовольное рычание. Было такое ощущение, что оно совсем близко, буквально за спиной. По телу прошлась крупная дрожь, дыхание перехватило. Если сейчас на них нападут, Сэму не отбиться, как бы он не хотел. Но страшно было не только за себя, ведь перед ним брат, который не в состоянии передвигаться самостоятельно, и первым сожрут именно его, если Сэм не сможет вынести его отсюда. А он обязан брату еще с того момента, как тот, четырехлетним, вынес его из горящего дома. Сэм не мог его бросить, и, если умирать, то вместе, и никак иначе.
Охотник устало выдохнул, постарался забыть о своей боли и изможденности, и вновь подхватил Дина на руки. Нужно идти, хоть куда, хоть как-то. Промедление равносильно смерти. А умирать в их планы пока не входило.
Сэм снова двинулся вперед, чутко прислушиваясь к звукам, которые то удалялись, то, наоборот, казалось, раздавались над самым ухом. Страх мобилизировал резервы организма, придавая ему сил и проталкивая вперед.

— Сейчас, уже скоро, — говорил он не столько Дину, сколько себе.

Говорил тихо, чтобы ни одна живая душа больше их не услышала: привлекать к себе внимание было не лучшим вариантом.

— Мы обязательно выберемся отсюда… Ты только потерпи, — шептал Сэм, огибая еще один угол стены, сворачивая в новый коридор.

Локоть саднил, ноги подкашивались, но парень крепко держал свою ношу, чтобы не уронить, не причинить больший вред. Перед глазами все та же чернота, ни толики просветления. Это и злило, и раздражало, и дарило чувство безысходности. Коктейль эмоций, с которым Винчестер боролся ежеминутно, стараясь не поддаваться чувствам, не расслабляться, не сдаваться.
Возможно он ходил кругами, может быть, по одному и тому же месту они прошли несколько раз — Сэм не знал, но он верил, что выход есть. Должен быть. Где-то.
Дин на его руках слабо зашевелился и едва слышно простонал. Уже не было дикой нестерпимой боли от которой хотелось кричать, раздирая горло, которое сейчас почему—то немного саднило. Во рту ощущалась сухость и привкус какой—то горечи. Да и в голове еще немного шумело.

— Пить, — хрипло прошептал он.

Сэм и сам не против был поживиться глотком воды, и прекрасно понимал состояние Дина, но воды не было. Этого младший Винчестер не учел, собираясь на подмогу к брату.

— Потерпи, мы обязательно выберемся и напьемся… во всех смыслах этого слова, — сглотнул Сэм, отвечая Дину, чувствуя, как у самого язык прилипает к небу.

Дин сглотнул насухую, приоткрыв глаза. Он все так же видел стены, увитые плющом, на некоторых участках виднелось что-то красное, наверное кровь. И все так же его окружала гнетущая тишина. По ребрам прокатилась слабая вибрация, что принесло небольшое неудобство, но в то же время подарило надежду, что это мог быть телефон, если, конечно гаджет младшего Винчестера не постигла та же участь, что и телефон самого Дина.

— Мобила вибрирует, — подал голос Дин.

Сэм тормознул, слегка растерявшись, сам он толком не чувствовал сигнала, но брату доверял. Но больше его смутило то обстоятельство, что Дина придется опустить на землю, а это опять куча неудобства и страдания. Дин сам попытался достать телефон брата, но ничего не вышло, телефон застрял где-то в недрах нагрудного кармана, к которому сам парень и был прижат.

— Брось меня, отвечай! — воодушевленно произнес старший, а в глазах его промелькнула искорка надежды. Ведь если появилась сеть, то выход из этого ада где-то рядом. — Сэм, не теряй времени! — не смотря на слабость, приказал он копошащемуся брату.

Младший Винчестер стал осторожно приседать, чтобы усадить брата и немного отдохнуть, нaдeясь, что звонивший проявит нaстойчивость. Только сейчас Дин заметил в нем некоторую странность — Сэм смотрел прямо перед собой и немного вверх. Царапнувшая догадка вызывала некоторое беспокойство и тревогу. Только этого сейчас не хватало. Хорошо, что больше никто не нападал — оба брата слишком легкая добыча.
Заметив приближение земли, Дин спустил здоровую ногу вниз, рукой ухватившись за рукав брата, готовый, если что, аккуратно сползти самому.
Приземление вышло вполне удачным, Дин стиснул зубы, но более не издал ни звука. Сэм и так вдоволь с ним намучился. Не глядя на экран, Сэм принял вызов, кое-как нащупав кнопку ответа. Звонил Бобби.

— Эй, ребята, где вас черти носят? Почему Дин не берет трубку? Полдня до вас дозвониться не могу, балбесы! — стандартный набор упреков от старого охотника, к которым братья уже давно привыкли, но сейчас его голос был для них настоящим спасением.

— Бобби! — обрадованно выпалил Сэм. — Нам нужна твоя помощь. Мы… — он запнулся, подбирая слова. — Мы в Индиaнe, тут какой—то лабиринт, типа параллельного измерения. Мы не можем выйти! — он умолчал о некоторых проблемах со здоровьем.

— Что? Где вы? — переспросил он, словно пропадала связь и было плохо слышно. — Какое измерение, Сэм? — а в трубке и впрямь стало шуметь и трещать, норовя вот-вот оборвать контакт.

— Индиана. Манси. Здесь какая-то чертовщина, нам нужна твоя помощь!

— Я в Огайо, Сэм. Ждите, я выезжаю!

И Бобби не шутил, он никогда не шутил, если братьям нужна помощь и, если они так настойчиво об этом просят, то дело серьезное.

— Нет! — резковато ответил Сэм. Не хватало, чтобы в эту западню еще и Бобби вписался. — Попробуй что—нибудь найти!

Дин напряженно всматривался в лицо Сэма, пытаясь прочесть что—нибудь по губам и понять кто там на проводе. Судя по выражению лица брата, звонок мог быть от Сингера.

— Это Бобби?! — нaдрывaя осипшee горло, крикнул Дин, надеясь услышать себя. Сэм кивнул. — Пусть ищет зверя с копытами и рогами. Как его убить?

— Что? Это Дин? — послышался в трубке удивленный голос, силившийся понять почему Дин так странно орет.

— Да, Дин, — отозвался Сэм, начинающий психовать из-за того, что они тратят время на пустые разговоры. — Бобби, что-нибудь про рога и копыта, лабиринт и органы чувств… Хоть что-нибудь! Срочно!

— Понял! Ждите и будьте осторожны, — Бобби отключился. Сингер всегда был понятливым и понимающим, к тому же являлся опытным охотником и догадался, что парни угодили в крупную передрягу, может даже серьезней предыдущих.

— Сэмми, — в голосе Дина звучало подозрение, — ты не видишь? Если это так, подними левую руку, — только таким образом братья могли как—то пообщаться.

Сэм сконфуженно замялся. Почему-то было неудобно это признавать, но руку все же поднял, как-то неуверенно и не слишком высоко. Но Дин и так понял его жест, к тому же далее последовал кивок. Охотник опешил, представив, что все это время, незрячим, брат тащил его по коридорам, где обитает этот рогатый.

— Сэмми… — выдохнул Дин, растерявшись. — Ты в порядке? — стандартный вопрос, но Дину важно было узнать самочувствие родного человека.

Сэм вновь поднял руку, отвечая, что да, все в норме, если так можно было сказать про них обоих. А потом Сэм попытался изобразить жест «Как ты?», чтобы узнать как себя чувствует сам Дин.

— Терпимо, — отозвался старший Винчестер, правильно растолковав жест. — С перепоя так не мутит, — всё же добавил он и перевел взгляд на покалеченную ногу, не переставая удивляться: Сэм умудрился более—менее ровно наложить повязку и в нужном месте. Нужно было двигаться дальше, но как—то неловко и дальше ехать на Сэме, учитывая обстоятельства.

Сэм кивнул, давая понять, что услышал брата, а затем жестом показал, что нужно идти вперед, надеясь, что Дин его понял.

— Если есть связь, то выход где-то рядом. Можешь идти? — заботливо поинтересовался Дин, так же прекрасно понимая, что самостоятельно передвигаться он не сможет, даже если обопрется о плечо брата. — Я буду указывать дорогу, вместе мы выберемся отсюда, — устало проговорил он, чувствуя, как неистово болит нога, даже несмотря на анальгетик.

Сэм поднял левую руку, говоря что, да, он готов, он даже успел немного отдохнуть за эти пару минут.

Дин оперся на руки, слегка приподнимая свое тело, пытаясь немного помочь брату. Чувство беспомощности терзало его: ни слышать, ни идти не в состоянии, ни отбиться в случае атаки. Хорошо, что говорить еще не разучился. Оставалась надежда, что все это не навсегда.
«Погрузка» прошла успешно. Сэм, как и прежде, двигался медленно и осторожно, но теперь у него на руках был «навигатор».
Хотелось немного расслабиться и ненадолго закрыть глаза, но Дин не мог позволить себе такую роскошь, хоть дикая усталость и резь в глазах давали о себе знать. Секундное невнимание может дорого обойтись. И речь не только о местном чудище. Если Сэм наткнется на препятствие, то полетят они оба.
В принципе, обходить всевозможные препятствия получалось довольно успешно: Дин отлично руководил процессом, предупреждая о кочках и ямках, поворотах и стенах, которые попадались на пути. Конечно, задача предстояла нелегкая, и они оба понятия не имели в какой же стороне их ждет выход, но он был и оба об этом прекрасно знали.

— Налево, — скомандовал Дин, вися на плече у брата. — Сэмми, а у тебя неплохо получается, — похвалил он его, пытаясь немного подбодрить уставшего напарника. — Когда выберемся, ключи от «детки» можешь брать в любое время. И еще… обещаю не бить морду, если вдруг захочешь выключить любимую музыку, — на полном серьезе сообщил Дин, вновь указывая брату дорогу, говоря, что двигаться нужно чуть правее.

— Я это запомню, — с легкой усмешкой ответил Сэм, не сразу сообразив, что его ответ Дин не услышит. Насколько он помнил, у его брата не было привычки бросать слова на ветер. Сказал — сделал.

Дин улыбнулся, прочитав ответ по губам. В это время мобила вновь подала сигнал, оповещая о том, что сети нет. Сэм это услышал, а Дин прочел.

— Назад, Сэм.

Кажется, в какой-то момент они свернули не туда. Сэм послушно повернулся на сто восемьдесят градусов.

— Прямо, — скомандовал старший Винчестер, оглядывая местность.

Сэм исправно двигался в нужном направлении, приближаясь к очередному повороту.

— Налево, — прокомментировал Дин.

Он смотрел по сторонам, не замечая ничего необычного. Сильный толчок в плечо Сэма, появившийся из ниоткуда, оказался для ребят полной неожиданностью. Дин в одно мгновение оказался на земле, когда Сэм полетел куда-то в сторону и встретился ребрами со стеной. От острой, пронзившей тело, боли старший охотник вновь вырубился, так и не увидев, что из-за поворота, хищно скалясь и рыча, на них смотрело то самое существо, что ранее напало на самого Дина. Тот загребал копытами землю, собираясь нападать, собираясь покончить со своими жертвами.

— Дин… — простонал Сэм, понимая, что случилось и чем могло все кончиться.

Дин сейчас — самая легкая добыча, с него зверь и начнет свою трапезу. Парень нащупал за пазухой револьвер, пусть и понимал, что вслепую он может ранить не только монстра, но и брата. Зверь же лишь рычал и ходил возле них кругами, нагоняя страх, заставляя действовать необдуманно. Охотник вытащил оружие и пополз к брату, намереваясь защитить того от лап существа. Дин не издавал звуков, что весьма затрудняло задачу. Сэм отчетливо слышал фырканье и сопение существа, ощущал толчки копыт. Он полз к брату, ориентируясь лишь на запах. Оставалось только молиться, чтоб их смерть была быстрой, если выжить не удасться.
Чувство страха не покидало, к тому же оно было плохим помощником. Сэм двигался так быстро, как мог, он полз, не разбирая дороги, намереваясь отыскать брата, и стрелять уже оттуда, если зверь вновь решит нападать. Наконец, парень наткнулся на куртку и облегченно выдохнул. Дин сидел у стены, у него все еще бился пульс и слышалось дыхание.
Винчестер направил оружие на звук, пытаясь держать зверя на мушке. По крайней мере, так, как подсказывал опыт… Свободной рукой он коснулся плеча Дина — так Сэм чувствовал себя спокойней, хоть подобная поза и доставляла неудобства.
Монстр издал пронзительный рев, что земля под ногами задрожала. Послышался выстрел, затем вновь рык, топот. Сэм направлял оружие на звук, но поймать на мушку зверя не мог. Он сделал еще пару выстрелов, понимая, что просто палит впустую, тратит патроны.
Бык был зол. Выстрелы только раззадорили его. Да еще одна пуля, попав в камень, высекла из него малую частицу, которая угодила зверю в глаз. Послышался вопль раненого, он замахнулся на обидчика, мощной лапой отбрасывая того в сторону, а затем наклонил голову и двинулся на парня рогами вперед.
Револьвер выпал из рук, Сэм остался безоружным, а зверь неумолимо пер на противника тараном, намереваясь пробить того насквозь.

— Дин! — вновь позвал он брата, уже ни на что не надеясь, прощаясь с жизнью.

Зверь издал утробный рык, его рога были уже в нескольких сантиметрах от тела младшего Винчестера, как раздался выстрел.

Сознание постепенно возвращалось. Дин разлепил глаза, осмысливая происходящее. Ситуация была патовая. Нужно было как-то действовать, переломить ход игры, снова выйти победителями. Охотник неловко повернулся, стараясь выудить пистолет, острая боль пронзила левый бок зеленоглазого охотника. Дин крепче стиснул зубы. Не сейчас, только не сейчас. Он не мог позволить своему разуму снова провалиться в темноту. Рука дрожала, сжимая тяжелое оружие. Монстр уже был рядом, совсем близко. Еще чуть-чуть и им конец. Дин, почти не целясь, нажал на курок. Выстрел — и точное попадание в лоб противника. Если это его не убьет, то замедлит.
Быкообразный рухнул, оглушенный пулей, из раны на лбу выступила кровь и тонкой струйкой потекла по морде. Но убедиться в том, что зверь мертв, было невозможно. На это не было ни времени, ни сил. Дин вновь начал оседать, теряя сознание, но отключиться ему не дали заботливые и сильные руки брата, подхватившие его.

— Уходим отсюда, пока живы, — спешно проговорил младший Винчестер, одновременно унося ноги подальше от этого места.

А через пару минут вновь раздался сигнал телефона — вернулась антенна. Сэм торопился, сейчас главное быть подальше отсюда. Он уже вполне сносно ориентировался в темноте, что его окружала, он чувствовал куда надо двигаться и что делать. Страх придавал энергии и продвигал вперед. И пока что позади не было слышно топота копыт. Только удаляющийся рев. Прижав к себе Дина посильнее, он замедлил шаг, свернув в какой-то поворот.
Сэм не хотел признаваться, но сил бежать уже не было. Он вот-вот готов был поддаться отчаянью. Есть ли у них хоть какой-то шанс выбраться отсюда? Или выход отсюда только один — быть найденными у злополучного фонтана истерзанными, измученными и опустошенными? Хотелось завыть в голос, в унисон со зверем.

— Все, приехали, — простонал парень, чувствуя, что просто умирает от усталости и жажды. — Нет здесь никакого чертового выхода!

Сэм усадил Дина у стены и присел рядом, пытаясь отдышаться и включить мозги. Нужно было позвонить Бобби и узнать что он смог выяснить. Дин привaлился спиной к стене и взглянул на брата. Сэм выглядел уставшим, замученным. Еще бы, столько пройти, да еще с довеском. Не каждому под силу. Во рту пересохло, жутко хотелось пить, а еще больше — продолжать двигаться, но Дин не торопил брата — Сэм должен немного отдохнуть. Есть надежда, что зверюга долго еще не сунется к ним.
Чтобы чем—то себя занять, Дин подобрал с земли камушек. Обычный, овальный, серый в крапинку. Ничего особенного. Подобные кидают по воде и они забавно подскакивают по водной глади. Чтобы как—то развлечься, Дин бросил свою добычу в противоположную стену, попав в выделявшийся из всех кирпич. Потом в ту же цель лениво полетел еще один, такой же. И третий, в форме капли с заостренным концом. Едва последний камень достиг цели, Дин почувствовал, как его опора стремительно уходит куда—то вглубь. Охотник едва смог удержать равновесие, дабы не упасть, и обернулся. Позади него белели ступеньки.
Дин дернул брата за рукав, пытаясь справиться с эмоциями. Кажется он только что нашел выход! Либо новую непролазную «задницу», но думать об этом не хотелось.

— Сэмми, кажется твои старания оправдались, а мне придется все же сдержать обещание… — загадочно проговорил раненный охотник, чуть ли не улыбаясь во весь рот. — Давай, последний рывок. Тут всего… — Дин попытался сосчитать ступени, но из-за расстояния сделать это было сложно, — всего несколько ступеней. Пустяк, верно? Давай, Сэм, и мы наконец выберемся из этого дерьма! — подбодрил он его, ткнув кулаком в плечо, отчего младший слегка поморщился. Встреча со стеной давала о себе знать периодическими болями.

Сэм шумно выдохнул и поднялся. Остaвaлось только нaдeяться, что это был путь к свeту, a нe, нaпримeр, вход в aд. Он сновa подхвaтил стaршeго брaтa нa руки и, нaпрaвляeмый им, двинулся в путь, пытaясь про сeбя сосчитaть количeство ступeнeк.
В конце лестницы виднелась вполне обычная, ничем не примечательная деревянная дверь, такие обычно ставят в сараи или подвалы. На ней — замок, тоже ничего особенного. Дин избавился от него одним выстрелом. Пришлось зажмуриться, когда Сэм сделал шаг, выходя из заточения. Солнце светило ярко, даже слишком для того, кто провел время в полутьме. Все тот же фонтан, только попали они в лабиринт находясь непосредственно у фонтана, а вышли чуть в стороне от него.

— Сэмми… — охотник задыхался от переполнявшего его восторга, несмотря на резь в ребрах и боль в ноге, которая начала снова усиливаться — видимо действие анальгетика прошло. — Мы вернулись!

Сэм облегченно выдохнул, улыбаясь. Да, он чувствовал это, мир вокруг явно наполнился новыми звуками и голосами. Но расслабляться еще было рано.

— Нам нужно в больницу, — проговорил губами Сэм, надеясь, что брат его поймет. — Вызови такси.
Добавил: Светлана_SS |
Просмотров: 327
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика
Яндекс.Метрика