Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 Эпизод семнадцатый

Основная публикация:

05.01.2018, 00:46
Здесь было тихо и шумно одновременно. Ветер рвал с деревьев длинные узкие листья, оседающие ей под ноги темно зеленым каплями цвета. Еще несколько минут они держали окраску, потом серели, как и все остальное вокруг. Казалось, что это незнакомое место, она рассматривала его в тысячный раз, но внутреннее ощущение узнавания не отпускало. Казалось, что вот-вот из-за крутого поворота появится кто-то знакомый, кого она ждет на этом скалистом берегу, на ветру, под огромным эвкалиптом. За серой дымкой под ногами не видно было, что там, под обрывом, и линия горизонта терялась в горячем мареве дрожащего воздуха,но жарко не было, напротив. Порывы ветра пронизывали до самой сути, проникая под кожу, вливаясь в кровь, затормаживая огонь жизни. Словно она была таким же сорванным с дерева листом, что устилали землю под ногами.
Она подняла руку, ладонью вверх рассматривая ее как нечто новое, прежде не виденное. С дерева бесшумно спланировал узкий продолговатый лист и упал в раскрытую руку. Она не почувствовала прикосновения. Словно это был мираж. Серое однообразие у ног пришло в движение. Из горячего воздуха выступили очертания высокой фигуры с широкими плечами. Мгновенно сердце кольнуло радостью смешанной с восторгом. В безмолвную паузу тишины вторглись звуки. Гром расколом серое небо, полыхнула молния, вырывая из тумана очертания берега и бьющих скалы волн. Фигура мужчины, теперь она была уверена что это мужчина, делалась четче, нарушая плоский серый мир. За спиной что-то разбилось с громким стеклянным звоном. Чей-то голос звал ее по имени, но это было не ее имя. Она знала голос, и он будил в ней лишь недовольство и... какое-то смутное узнавание. Будто бы она знала зовущего, но это было так неважно, незначительно.
Порыв ветра подхватил одежду и попытался сорвать с ладони лист. Она сжала пальцы и почувствовала. Сразу много.
Живые плотные ощущения навалились сумбурным комом, заставив задохнуться, захлебнуться и вскрикнуть.
– Елена!
Она ощутила твердую и сильную руку, обхватившую ее за плечи.
В мир стремительно возвращались краски. Пальцам стало больно и влажно, она разжала руку. На пол с печальным звоном упал осколок зеркала. Из него кривым отражением глядело на нее растерянное, такое похожее на ее собственное и такое чужое лицо.
– Елена!
Она знала этот голос. Ему принадлежал тот незначительный, лишний зов, вырвавший ее из ожидания за миг до того, как она встретила того, кого ждала. Она почти соприкоснулась со счастьем и вдруг оказалась его лишена.
Злоба поднялась внутри горячей волной. Она резко сбросила с плеч руку развернулась к звавшему и со всей силы толкнула ладонями.
– Это все ты!- голос дрожал от гнева. - Будь ты проклят! Я почти дождалась его!
Только теперь она рассмотрела молодого мужчину, которого отталкивала. Высок, темноволос, пронзительные голубые глаза, аккуратный нос, красиво очерченные губы. Лицо его выражало недоумение в смеси с растерянностью.
– Кого? - ошарашенно спросил он.
Руки, словно черные змеи, потянулись к ней в попытке обнять, но она резко отступила. Под ногой что-то хрустнуло. Она опустила взгляд. Осколки зеркала и вазы смешались в мозаику. Рядом надломлено валялся букет белых фрезий.
– О чем ты говоришь , Елена? - наступал на нее темноволосый мужчина. Настойчивость в его голосе создавала вокруг нее странный кокон неуютности.
– Это не мое имя, - она покачала головой, отказываясь откликаться на его призыв.
– Да что с тобой происходит? - он повысил голос почти до крика. – Сначала зовешь меня, потом пялишься в зеркало с отсутствующим видом, не отвечаешь! В чем дело?!
Пелена спала так внезапно, будто кто-то сдернул покрывало невидимой рукой. С ослепительной ясностью она осознала себя в “здесь и сейчас”.
– Я не знаю, - растерянно прошептала Елена и тяжело прислонилась к стене рядом с разбитым зеркалом.
Доминирующим чувством в кошмарной карусели, захватившей, ее была боль. Несколько глубоких порезов на ладони. Елена смотрела на них и не могла вспомнить, откуда они появились. Она не помнила, как оказалась внизу, возле столика под зеркалом. Еще минуту назад она сидела в кресле в гостиной и пыталась вспомнить события выставки. Она смутно помнила, что говорила с Клаусом, потом появился Стефан и избавил ее от пугающего общества древнего. Или он ушел сам? Елена терялась в показаниях. Больше всего ее волновало, куда подевался Стефан. Последнее,что она помнила, - как взяла у него из рук бокал шампанского. Дальше была только машина парамедиков и мужчина в синем костюме, который светил ей фонариком в глаза. Елена поморщилась, вспомнив об этом.
– Елена? - мягкий голос вывел ее из транса. С опозданием она поняла, что все это время бесцельно смотрела, как по раскрытой ладони растекается кровь. – Ты меня слышишь?
Она отвела взгляд от руки и посмотрела на говорившего. Перед ней стоял Элайджа и обеспокоенно вглядывался в ее лицо.
– Да.
– Надо обработать твою рану, - решительно сказал он. – Идем.
– Не хотите мне объяснить, что происходит ? - с вызовом бросил Деймон, преграждая путь.
– Позже, Деймон, - спокойно возразил ему Элайджа , но в голосе его зазвенел приказ не мешаться под ногами. – Полагаю, об этом не дурно было бы спросить у Варьи, - заметил он, обходя стоящего истуканом старшенького. – Вы, кажется, подружились.
С этими словами он увлек не сопротивляющуюся Елену в кухню.
– Подружились, - буркнул Деймон себе под нос. Взъерошил волосы и, потоптавшись немного на месте, преодолевая внутреннее сопротивление, отправился наверх.
В конце концов, Варья была и на выставке, и в полиции, и могла хоть как-то прояснить внезапное исчезновение Стефана. Брату не свойственно было вот так пропадать не оставив после себя ни записки, ни трупа. Тем более, когда его “девушка” была в таком расхлябаном состоянии.
По пути до комнаты интригующей кураторши выставки Деймон подумал, что на Елену и в самом деле за последние дни навалилось слишком много. Пожалуй, ее крайне странное поведение имело простое объяснение. Медики наверняка дали ей каких-нибудь лекарств, плюс шампанское и стресс сделали свое дело, и девчонка слегка утратила ориентацию в пространстве. Удовлетворившись этим временным объяснением, он встряхнулся, готовясь к очередной пикировке с Варьей и этой ее странной подружкой, вечно пьяной, говорящей на незнакомом языке, девчонкой. На вид не старше Елены, а гонора не меньше, чем у Клауса. Пигалица. Он фыркнул.
Немного постоял перед дверью, потом все же решил постучаться, а не вламываться. Когда через минуту на стук никто не ответил , Деймон выбросил в виртуальную мусорку свои остатки хороших манер и толкнул створку.
– Варья? Надо поговорить.
В комнате никого не было, и это озадачило. Он заглянул в ванну, хотя уже понимал, что едва ли кураторша уснула там голая. Не до конца закрытый шкаф и беспорядок в нем говорили о сборах. Отсутствие удобной обуви - о том, что дом покидали в спешке. Деймон плюхнулся на постель и уставился на деревянные балки потолка.
– Просто великолепно, - изрек он в пустоту комнаты.

– Проклятье! - рявкнул Клаус, бросая в стену стакан.
Стекло разлетелось на мелкие осколки, осыпав дорогой паркет в холле первого этажа.
– Дрянь!
– Неудачный день? - поинтересовался из-за его спины саркастический женский голос.
Сорвавшись в форсаж, он схватил говорившую и прижал к стене, лишая возможности не только говорить, но и дышать. Через мгновение он узнал Варью, куратора, и ощутил, как ему под сердце упирается нечто острое. Они замерли, каждый оценивая степень опасности, прикидывая потенциальные возможности врага и свои силы. Острие прокололо его костюм и коснулось тела, пуская кровь. Он ослабил хватку на горле, позволяя гостье вдохнуть. Она в ответ шевельнула рукой. Обостренные чувства вампира подсказали, что острие кинжала покинуло его тело. Варья тонко чувствовала свое оружие, словно рука и кинжал были единым целым. Опасная стерва, подумал про себя Клаус, отступая на шаг, но продолжая контролировать действия женщины.
– Что вам здесь нужно ? - недружелюбность его тона граничила с враждебностью.
– Обеспечиваю Киру работой , как видишь,- Варя не сочла нужным перейти на “вы”.
– Закончили разборки ?- насмешливо поинтересовалась Кира, возникая в дверном проеме с сумками в руках.
Клаус мгновенно переместился в тень, скрываясь от прямых солнечных лучей, брызнувших в раскрытую наемницей дверь.
Одернув рубашку, он окинул взглядом двух женщин и едко улыбнулся. Варья вздохнула, уже зная, что ничего радостного эта улыбка не сулит. Вампир вернулся в амплуа вольного художника. В душе ее поражало, как можно так ловко переключиться между одним образом и другим , при тех, кто наверняка знает, что он из себя представляет. Пока Варья рассматривала вариант психиатрического диагноза, Клаус заговорил с легкой издевкой:
– Вижу, вы собрались погостить,- он взглянул на Варью сверху вниз.
– Возникли некоторые затруднения с предыдущими арендодателями, - Варья не пожелала уступить ему в иронии . – Они почему-то тебя не слишком жалуют . Я все думаю, с чего бы это?
Клаус одарил ее улыбкой из арсенала "я знаю, что я сволочь и горжусь этим".
Кира прошла мимо них, совершенно не заинтересованная содержанием беседы, скинула на пол сумки и задрала голову осмотреться.
Холл особняка, облюбованного Клаусом для жизни, поражал размерами и решением пространства. Широкая лестница постепенно сужалась, потом вновь расширялась и образовывала на втором этаже огромную полукруглую площадку, на которой можно было бы разместить оркестр. Оформление было слишком помпезно на Варин вкус. Люстра на сотню свечей, перила лестницы, украшенные бронзовой лепниной, канделябры на стенах, поддерживаемые пузатыми ангелочками.
Кира присвистнула, восхищенная возможностью потешить свои воровские таланты. Прекрасная акустика помещения ответила ей пронзительным эхо. Клаус и Варья синхронно поморщились и переглянулись. Вспыхнувшая было искорка веселья быстро погасла. Клаус вспомнил прикосновение клинка к телу, проморозившее его с неожиданной силой. Варья, прищурившись, оценивала степень враждебности его намерений.
– Какую комнату занять ? - прервала их Кира, подхватывая сумки . Внутри что-то звякнуло.
– О, выбирайте любую, - царственным жестом взмахнул рукой Клаус.
Кира осталась совершенно равнодушна к подобному пренебрежению, за которое Варя несомненно вкрутила бы винтик ехидства в череп говорившего. Подавив в себе членовредительские порывы, она опустила кинжал, демонстрируя мирность намерений. Клаус сунул руки в карманы, принимая максимально независимый вид.
– Что привело вас ко мне? - спросил он вежливо, но ухмылка его стебалась над каждой буквой.
– Желание спокойно поспать, - Варья подавила зевок, – И некоторое деловое предложение.
– В самом деле ?
Бессмертная сделала несколько шагов, вступая в полосу света.
– Ничего необычного не заметил за последние сутки ?- вкрадчивость тона Варьи заставила вены вокруг глаз вампира потемнеть. Оскалившись, он взглядом пообещал ей все круги ада. Варья с детским садизмом улыбнулась.
– Ты имеешь к этому отношение?- рыкнул древний, гипнотизируя ее взглядом .
– Ни малейшего, но знаю, кто имеет, - Варья оскалилась не хуже голодного вампира.
– Говори!
– Клаус, я вторые сутки на ногах, и в отличие от вас, гемоглобиновых инвалидов, нуждаюсь в отдыхе . А чтобы ты не придушил меня во сне подушкой, информацию пока оставлю при себе.
Он приобрел нормальный облик , но ухмыляться перестал.
– Куратор выставки, да ? - поинтересовался он буднично.
Варья мысленно порадовалась тому, что он не полный идиот, и огорчилась тому, что он проницателен. Смесь эмоций показалась на вкус забавной, и Варя потратила несколько минут, смакуя этот дуэт. Вид при этом имела весьма загадочный, чем способствовала сделать целый набор выводов, прийти к заключению, что все вертится вокруг его персоны и Елены, что в целом не было далеко от действительности.
– Что мешает мне наведаться в особняк и разузнать все самому?- резко бросил он, как угрозу.
Варя улыбнулась, одновременно мило и снисходительно.
– Дневной свет, я полагаю. Но если соберешься - разбуди, не хочу пропустить барьбекю из вампира.
Он фыркнул, злобно и недовольно, но признал за ней правоту. Больше ничего не говоря, повернулся спиной и через мгновение скрылся за одной из многочисленных дверей. Проводив взглядом размытую тень гостеприимного хозяина, Варья мельком глянула на кинжал и задумалась. Дел было невпроворот, и все срочные , а организм настойчиво требовал отдыха.
– Раздобыть бы кофе, - мечтательно изрекла Варя в пространство.
– Тут есть виски, - прозвучало сверху.
Варья подняла голову. С верхнего пролета лестницы на нее смотрела Кира. Бессмертная неспешно протягивала темную жидкость из красивого граненого бокала.
– Присмотри за ним, пока я посплю,- попросила Варя неторопливо поднимаясь по ступенькам.
– Ладно, сделаю, - словно нехотя, согласилась Кира, но серые глаза наемницы выдавали готовность.
– Спасибо.
– А что, если он действительно попытается выйти?
– Не замечала за ним склонности к суициду, но если вдруг - пристрели и запакуй в подвал. В доме наверняка есть.
– А что будем делать ночью?
– К ночи он уже будет союзником , - уверенно изрекла Варя.
Кира пожала плечами, явно не разделяю эту уверенность
– Прогуляемся по дому, разберемся со шторами?- предложила Варя, как нечто полезное. Глаза Киры блеснули уязвленной гордостью.
– Не доверяешь? - она качнула в руке стаканом, намекая на выпивку.
– Забочусь, - возразила Варя с улыбкой.
Реакция Киры напоминала обиду ребенка, но некоторая инфантильность была ей свойственна, и с этим, как и со многим другим, приходилось мириться. Помимо банальной безопасности от враждебно настроенного вампира, прогулку по дому Варя затеяла для еще одного важного дела, в детали которого Киру посвящать не хотелось.
– Я пройдусь по правому коридору, - предложила между тем сестра по бессмертию.
Кивнув, Варя повернула с площадки налево.
– Кинжал оставить не хочешь?- донеслось ей в спину.
– Мало ли пригодится, - вслух усмехнулась Варя, открывая первую дверь в коридоре.
За ней была овальная комнатка, похожая на салон . Обстановка - пуфики, диванчики кресла - подтверждала догадку. Варя осмотрелась. На стенах висело восемь круглых маленьких зеркал. Тяжко вздохнув и с тоской подумав о размерах дома, Варя провела пальцами по острию кинжала и принялась методично отмечать каждое зеркало.
Поверхность вздрагивала и вибрировала, мутнела, покрывалась рябью и разглаживалась, впитывая кровь. Вскоре ни одно зеркало не хранило отпечатка вариных пальцев.
– Ето го къща?(это его дом) - с интересом спросила Катерина из всех зеркал одновременно.
– Точно така. (точно)
– Вулгарно и...
– Как си Катя? (Как ты Катя?) - заботливо спросила Варья, прерывая подругу.
– Если игнорировать Печать - хорошо. Если слушать - я начинаю чувствовать Елену , ее эмоции, чувства, смятение. Это так... освежает. Словно я снова ребенок и только познаю мир. Она так остро чувствует, как я не чувствовала уже давно.
– Это обоюдно, насколько я поняла, - сообщила зеркалу Варя. - Не увлекайся , береги силы.
– Отметь как можно больше зеркал, так проще перемещаться - проигнорировала ее слова вампирша.
– Постараюсь, осматривайся пока, - она улыбнулась Катерине и вышла из салона.
– Осмотрюсь , - коварно пообещала вампирша опустевшей комнате и облизнулась.

– Здравствуй, Клаус, - мурлыкнули за спиной.
Вампир резко обернулся узнав голос Катерины, но никого не обнаружил.
– Я здесь, - знакомый голос резанул по напряженным нервам.
Медленно повернувшись к зеркалу на стене , Клаус не увидел отражения. За стеклом стояла Катерина, и насмешливо улыбалась, рассматривая его пристально.
– Давно не виделись, - ее глаза сузились, выдавая сдерживаемый гнев. – Скучал?
Вампир молчал, отказываясь верить в происходящее. Приблизился, коснулся рукой гладкой поверхности зеркала, постучал по нему, будто прогоняя наваждение. Отражение нереальности вздрогнуло, Катерина отошла в тень дерева под которым стояла и померкла. Через секунду гладкое полированное стекло отражало только галерею за спиной художника. Клаус обернулся, убеждаясь, что за спиной нет никаких деревьев, а только пустынная галерея с гулким эхо. Которое предательски отразило коварный шепот:
– Клаус.
Имя забилось рикошетом от зеркал и врезалось в то, перед которым стоял древний. Словно зыбкая тень на воде в ветреный день через отражение реальности проступила тень Катерины, и ее губы изогнулись в улыбке. Той улыбке, что когда-то так очаровала его брата. Клаус почувствовать, как сердце, мерно гнавшее кровь по венам, пропустило удар. Прилив адреналина вызвал вспышку гнева. Он ударил ладонью по зеркалу. Оно пошло трещинами, разнможная и без того искаженное пространство, превращая галерею в гротескный лабиринт нереальности. Из каждого осколка ему мерещился взгляд Катерины из под ресниц. Тот наивно-лукавый взгляд , покоривший лондонский свет несколько столетий назад. Та девушка еще существовала внутри разбитого зеркала. Она улыбалась, чуть склонив голову набок, и неощутимый ветер трепал ее тугие кудри.
Клаус отвернулся от расколотого зеркала. Шепот стелился по углам , оседая пылинками эха. Ему показалось на секунду, что по полу поземкой змеится сухая серая листва. Древний зажмурился сжал кулаки. Приказал себе игнорировать все игры разума и решительно открыл глаза. К зеркалу, впрочем, поворачиваться не стал. С минуту постоял в галерее и вышел. В спину ему долетел отзвук издевательского смеха
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 58
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика
Яндекс.Метрика